Интернет вещей — пожалуй, самая обсуждаемая тема в отрасли ИКТ. Уже никто не сомневается в том, что число и многообразие подключенных устройств будут стремительно расти. Так, по прогнозу IDC, число устройств IoT увеличится с 9,1 млрд в 2013 году до 28,1 млрд в 2020-м.

Развитию Интернета вещей (Internet of Things, IoT) способствует ряд обстоятельств. Стоимость электроники стремительно падает, поэтому скоро уже практически не останется устройств, которые бы не были наделены «интеллектом». При этом мощности многих существующих центров обработки данных (ЦОД) загружены менее чем наполовину, что дает возможность разместить дополнительные ИТ-ресурсы, необходимые для хранения и обработки собираемой вещами информации.

Правда, препятствий тоже хватает. Несмотря на большое число разнообразных сетевых технологий, в том числе беспроводных, они пока не оптимизированы под Интернет вещей. Новые сервисы IoT потребуют снижения сетевой задержки и повышения надежности связи, а также большего времени автономной работы устройств. В ряде критически важных сервисов, например для своевременной автоматической реакции автомобиля на изменяющиеся дорожные условия, задержка не должна превышать 1 мс. Такой уровень недостижим даже для систем 4G LTE: в них этот показатель составляет около 10 мс. Только новые решения 5G, которые будут доступны не ранее 2020 года, смогут гарантировать миллисекундные задержки при мобильной связи.

Тем не менее те огромные ресурсы, которые выделяют ведущие производители на разработки в области IoT, позволяют надеяться, что все технические проблемы будут решены. А потому эксперты активно обсуждают, кто и как сможет заработать на Интернете вещей. Этот вопрос, в частности, стал одним из ключевых на прошедшем 5 июня в Москве бизнес-завтраке «Интернет вещей (IoT) — новая концепция создания бизнес-ценности и стратегия победы в конкурентной борьбе», который был организован компанией PTC и журналом «Harvard Business Review — Россия».

По мнению Андрея Шолохова, генерального директора «PTC Россия», технологии IoT будут активно применяться для организации послепродажного сервиса путем создания автоматизированных систем управления изделиями и системами. Он полагает, что времена, когда вендоры только производят и продают свою продукцию, проходят. Сегодня даже консервативные заказчики требуют заключения сервисных контрактов на долгое время.

Если вещи смогут обрабатывать информацию о собственном состоянии, то их производители получат возможность автоматически управлять «уровнем сервиса» в контрактах полного жизненного цикла. Если же вещи дополнительно смогут собирать информацию об окружающей среде, то появляется возможность создавать новые сервисные функции вещей. Все это создает технологическую основу для перехода от бизнес-модели продажи произведенного оборудования к модели продажи услуг. Например, когда компания — производитель кондиционеров будет продавать не сам агрегат, а то, для чего он нужен, — холодный воздух.

По словам Дмитрия Иванова, директора по инновационному развитию НПО «Сатурн», для авиастроительной отрасли бизнес, ориентированный на сервис, — это уже сегодняшний день. Уже давно самолеты можно приобретать, условно говоря, «за доллар», а потом платить по мере использования (за каждый час полета). Следующий шаг, считает специалист НПО «Сатурн», — реализация модели платы за нужную характеристику, которая предоставляется в необходимый момент времени. Для этого ведущие производители активно оснащают свою продукцию все большим числом датчиков.

В качестве примера он приводит компанию GE, которая оснастила свои двигатели датчиками, способными отслеживать состояние системы контроля льдообразования. Соответственно, авиакомпаниям предлагается услуга по предоставлению соответствующей информации самолетам, пролетающим над тропиками: если условия позволяют, самолет может подняться выше, существенно экономя топливо. Важно, что эта услуга предлагается именно тогда, когда она необходима, — в условиях тропиков; если самолет находится в других климатических зонах, то эти данные не предоставляются и, естественно, не оплачиваются.

Это наглядный пример того, как благодаря использованию технологий IoT на имеющихся технологических платформах можно делать дополнительный бизнес.

Важной задачей для Ракетно-космической корпорации (РКК) «Энергия», по мнению Петра Скобелева, ее вице-президента по ИТ, является переход на экономику «реального времени», что даст возможность в оперативном режиме отслеживать основные параметры всех проектов: что, где и как. Сбор данных в реальном времени позволит не допустить возникновения аварии и даже нештатной ситуации благодаря проактивному управлению системой или проектом.

РКК «Энергия» приступила к созданию интеллектуальной системы управления (ИСУ) реального времени (РВ) поддержки жизненного цикла изделий: от сбора требований и разработки, через производство и эксплуатацию, вплоть до утилизации. Петр Скобелев отмечает, что это будет сетецентрическая «система систем», в которой различные подсистемы смогут согласованно взаимодействовать по принципу «каждый с каждым» (Р2Р) через общую информационную шину (см. рис. 1). Это обеспечит то самое взаимодействие в реальном времени, которое невозможно реализовать в традиционных иерархических системах с большим числом уровней управления.

Рис. 1. Этапы создания интеллектуальной системы управления (ИСУ) реального времени (РВ) поддержки жизненного цикла изделий в РКК «Энергия»
Рис. 1. Этапы создания интеллектуальной системы управления (ИСУ) реального времени (РВ) поддержки жизненного цикла изделий в РКК «Энергия» 

 

Подобно живому организму, ИСУ РВ, по замыслу создателей, будет автономной системой, способной реагировать на события, планировать действия и контролировать их исполнение. Кроме того, она строится как самоорганизующаяся система на основе баз знаний и мультиагентных технологий, с использованием преимуществ «коллективного интеллекта» (Swarm Intelligence), по аналогии с колонией муравьев или роем пчел.

На первом этапе (2015–2017 годы) планируется реализовать системы управления проектами КБ и производством изделий (см. рис. 2). По сути, это означает создание «умного» производства. Ключевой частью ИСУ РВ должна стать база знаний, где будут накапливаться знания об организации и порядке проведения работ, номенклатуре изделий, подразделениях и сотрудниках, результатах испытаний и т. д.

Рис. 2. IoT для производства изделий
Рис. 2. IoT для производства изделий

 

На втором этапе (2018–2025 годы) концепция интеллектуального управления в реальном времени будет распространена на все другие процессы жизненного цикла, включая эксплуатацию (см. рис. 3). Здесь ключевую роль будет играть киберфизическая модель изделия (КФМ) — например, полная виртуальная модель МКС, которая будет на земле «лететь» параллельно с изделием, находящимся в космосе. Подобное зеркалирование состояния космической станции на землю поможет принимать максимально эффективные управленческие решения, например, моделируя различные события.

Рис. 3. IoT для эксплуатации изделий
Рис. 3. IoT для эксплуатации изделий

 

Итак, В перспективе IoT должен превратиться в инструмент, который позволит предприятиям повысить ценность своего бизнеса, а также получить дополнительные конкурентные преимущества и экономические выгоды. И ряд российских предприятий, таких, например, как РКК «Энергия», хорошо понимают, что может дать им IoT, и имеют планы по внедрению соответствующих технологий.

 

Купить номер с этой статьей в PDF