02.09.2013 15:32 Автор: Татьяна Орлова

8969 прочтений

Откуда берутся грамотные ИТ-специалисты? Заметки нетипичного "ветерана-айтишницы"

татьяна орловаЭта статья посвящена одному из аспектов развития отрасли, которой я отдала более 40 лет жизни. Побудительным мотивом послужил качественный скачок в моем сознании, произошедший в результате изучения большого количества материалов из разных источников. Базой же стало подспудное желание подвести некий итог работы в качестве эксперта, чья деятельность связана с решением управленческих задач стратегического уровня, а также преподавателя, старающегося участвовать в «воспитании» управленцев как таковых, что для меня становится все более интересно. Думаю также, что имею моральное право высказать свое мнение, поскольку продолжаю работать в России, не приняв лестных предложений от зарубежных работодателей и не последовав примеру многих моих коллег, оставшихся навсегда в благополучных странах. Кроме того, как показывает практика, взгляд женщины, работающей в сфере ИТ, отличается от взгляда мужчины, даже при наличии аналогичного опыта. Поэтому я и включила в подзаголовок статьи слово «нетипичного».

Статья отражает мое понимание ситуации, сложившейся в России и касающейся грамотности и доступности специалистов в сфере ИКТ сейчас и на перспективу. Думаю, что вопрос не так прост, как многим, судя по содержанию публикаций на эту тему, кажется: нельзя оторвать, например, руку от тела и пристально изучать качество ее функционирования. Деятельность по совершенствованию российского образования больше напоминает попытки нанесения «точечных ударов» или, в лучшем случае, создания «лоскутного одеяла».

К сожалению, точечные удары эффективны при разрушении, а не при созидании, а лоскутным одеялом неудобно накрываться, особенно если лоскутки не соединены между собой.

Предмет обсуждения

Разговор об образовании и обучении начнем с определений (например, сайт slovarus.ru):

Образование (Исторический словарь) — результат усвоения систематических знаний, умений и навыков. Путь к получению образования — обучение.

Обучение (Исторический словарь) — основной путь получения образования. Целенаправленно организованный, планомерно и систематически осуществляемый процесс овладения знаниями, умениями и навыками под руководством педагогов, мастеров, наставников и т. д.

Итак, образование напрямую связано с обучением: одно – результат другого. Если исследовать экономические или социологические варианты этих терминов, мы узнаем, что образование – это еще и «отрасль экономики, хозяйства страны, объединяющая организации, учреждения, предприятия, занятые обучением, воспитанием, передачей знаний, выпуском учебной литературы, подготовкой учительских кадров». А также «институциализированный процесс, на основе которого передаются ценности, умение и знания от одного человека, группы, сообществу к другим». А обучение — это «целенаправленный процесс управляемого познания явлений окружающего мира, их закономерностей, истории развития и освоения способов деятельности в результате взаимодействия ученика с учителем или другими обучающимися». А еще это «целенаправленный и планомерный процесс передачи и усвоения знаний, умений, навыков и способов познавательной деятельности человека, осуществляемый под руководством специалистов-профессионалов».

Запутались? Давайте постараемся выделить основные мысли, «глубоко зарытые» в этих определениях. У меня получилось следующее.

Мысль первая: чтобы человеку получить образование, необходима целая отрасль, объединяющая различные виды деятельности, обеспечивающие и поддерживающие получение этого образования.

Мысль вторая: для получения образования необходим не просто процесс передачи знаний, надо передавать еще умения и навыки, причем делать это систематически.

Мысль третья: те, кто передает знания, умения и навыки, должны быть людьми грамотными во всех отношениях. И у них должны быть соответствующие средства, помогающие им делать свою работу качественно.

Мысль четвертая: те, кто получает образование, должны быть способны воспринять и принять то, что им передают, а также уметь и любить заниматься получением знаний, умений и навыков, делая это самостоятельно и систематически.

Перефразируя высказывание одного любимого мной мультяшного персонажа, у меня есть четыре мысли, и я их думаю. Так вот, думать я буду эти четыре мысли в разрезе их применимости к ИТ. Начнем в порядке убывания, то есть с мысли под номером четыре. Я считала, считаю и буду считать, что человеческий фактор – важнейший фактор влияния практически на все. По большому счету здесь надо бы говорить о социальной и некоторых других взаимосвязанных политиках государства, одной из которых является политика в области образования.

С чего начинается ИТ-специалист?

Думаю, что способность к обучению и привычка учиться у людей начинают формироваться с самого рождения, с семьи. Склонность ребенка к той или иной деятельности просматривается уже в раннем возрасте. Поэтому считаю, что семья, как координатор развития личности, за которую она несет ответственность, должна контролировать весь процесс образования ребенка и восполнять пробелы по мере своих сил и возможностей. Те, кому повезло родиться в семье грамотных, интеллигентных родителей, уже имеют преимущество, поскольку получают некий набор соответствующих ценностей. Если не удалось получить такой «стартовый интеллектуальный капитал», этот пробел должен быть заполнен в дошкольном учреждении. Школа должна перехватить эстафетную палочку, продолжая процесс развития личности ребенка. В задачи школы, помимо обеспечения усвоения базовых знаний и навыков, должны входить выявление и приоритетное развитие тех способностей, которые смогут помочь в правильном выборе целевой среды профессиональной деятельности будущего специалиста. Хотите заинтересовать детей конкретно сферой ИТ? Хотите понять, кто из них будет думать над тем, как использовать новые технологии, а кто — изобретать эти самые технологии? Потенциальные работодатели, преподаватели, наставники, идите в школы, потом может быть поздно.

"Потенциальные работодатели, преподаватели, наставники, идите в школы, потом может быть поздно."

Ребенок хочет заниматься «чем-то связанным с ИТ». Что дальше? Высшее или среднее специальное образование?

Среднее специальное учебное заведение для подготовки ИТ-специалистов, готовых к работе в организациях? Не думаю, что это целесообразно с учетом перспектив развития России. Чему там можно учить? Основам программирования или разработки сайтов? Монтажу или ремонту оборудования? С учетом все увеличивающейся скорости изменений в области ИТ и появления все более удобных и надежных технологических решений, упрощающих жизнь ИТ-специалистам, выполняющим конкретные краткосрочные задачи, деятельность по созданию и поддержке в актуальном состоянии требуемых учебных материалов и подготовке соответствующих педагогических кадров становится просто бессмысленной. Считаю, что такое обучение годится только в качестве базового обучения в рамках подготовки специалистов других профилей. Нам нужны грамотные специалисты в области ИТ, но не ремесленники, их время прошло.

Если сравнивать время, объем и качество обучения в среднем специальном учебном заведении (ссузе) и вузе по специальности «программист» и проанализировать результаты опросов программистов на ту же тему, то выясняется, что в ссуз поступить легче, там больше бюджетных мест, но срок обучения данной специальности дольше, чем другим (не ИТ). Вывод: в существующей системе образования признано, что специальность «программист» является сложной, но в ссуз поступить гораздо проще, учиться дешевле и требования к абитуриенту ниже. А что делать выпускнику дальше? Идти в вуз? Налицо потеря времени и государственных денег. Идти на предприятие? Туда на те же должности, скорее всего, возьмут программистов с высшим образованием. И переучивать выпускника ссуза, скорее всего, придется дольше, поскольку, помимо собственно программирования, каким бы качественным обучение ни было на уровне ссуза, надо знать среду, в которой придется этим заниматься, и иметь более широкий кругозор. Сами выпускники в опросах пишут, что научились программированию еще в школе, поэтому идти в ссуз учиться по такой специальности им неинтересно. Многим вообще неинтересно продолжать обучение по узким специальностям в области ИТ, если они всерьез не заинтересовались этим в школе. Получается, что для потенциальных программистов ссуз — лишнее звено? Если, конечно, в этом населенном пункте есть другие возможности для получения высшего образования. Например, дистанционное электронное обучение.

Нам очень не хватает креативно мыслящих руководителей, понимающих, как именно надо использовать информационные технологии для достижения требуемых результатов максимально эффективным способом. Нам также очень не хватает специалистов, которые способны увидеть пробелы в существующей технологической среде, придумать и создать новые кирпичики такой среды, изобрести новые способы их компоновки. Получится ли дать такие знания на уровне ссузов? Единственное, что приходит в голову: среднее специальное учебное заведение ИТ-профиля потенциально может существовать при крупных предприятиях или организациях, нуждающихся в специалистах такого уровня, то есть в рамках корпоративных университетов или подобных им структур. Тогда, возможно, удастся сделать узкоспециализированное обучение качественным и перспективным для студентов и рентабельным для государства и работодателей. К сожалению, мне не удалось найти информацию об участии компаний – потенциальных работодателей в какой-либо комплексной государственной программе по развитию среднего специального образования вообще и ИТ в частности.

Высшее образование в сфере ИТ – основа подготовки специалистов для инновационного развития страны

Система высшего образования является хоть и не единственной, но на данный момент официально доминирующей базовой частью российской системы подготовки молодого поколения руководителей, умеющих грамотно управлять бизнесом в комплексе с ИТ-составляющими, обеспечивающими инновационное развитие, а также высококлассных ИТ-специалистов, которые смогут обеспечить создание требуемых передовым руководителям средств и инструментов.

Почему же о качестве этой системы так много спорят, почему считают ее устаревшей?

На мой взгляд, за «лихие» 90-е и кризисные 2000-е мы потеряли контроль над ситуацией в профильном образовании: железный занавес упал, информационные технологии сделали резкий скачок вперед и стали доступны для использования на производстве. Соответствующие знания у персонала, обслуживающего закупленные у развитых стран ИТ-ресурсы, отсутствовали, функционировавшие образовательные процессы были разрушены. Как результат, наши технические вузы, в лучших традициях модели Кеневина, попали в состояние хаоса. Программы обучения в области ИТ менялись хаотично или не менялись вовсе, вузы меняли названия, структуры и системы управления, появились частные учебные заведения, где зачастую работали преподаватели, не всегда имеющие адекватные знания и опыт в области ИТ. Другими словами, высшее образование в ИТ перестало существовать как современная система. Поэтому в течение двух десятилетий предприятиям пришлось обучать своих ИТ-специалистов самостоятельно, давая им знания только в рамках используемых в той или иной среде продуктов. В результате выпускники вузов де-факто становились ИТ-специалистами с очень узкой специализацией, а управленцев в этой области не готовило ни одно высшее учебное заведение.

"Bысшее образование в ИТ перестало существовать как современная система."

Но за эти двадцать лет не только мир ИТ открылся для нас, но и мы стали видны в мире ИТ. У специалистов, изучивших новые технологии, появились связи, деловые интересы, мотивирующие работать за границей в комфортных условиях. Реакция внутри страны – точечные изменения в рамках полномочий тех, кто мог, хотел и говорил, что именно и на что надо менять. Очень сложно было оценить перспективу, не было ощущения стабильности и равных с зарубежными специалистами возможностей. Безусловно, сохранились отдельные островки профессионализма, куда (и у кого) хотелось бы пойти учиться, но туда было нелегко или дорого попасть. А тут и ЕГЭ подоспел. Совсем молодежь запуталась…

Вот что мы видим на данный момент:

— имеет место массовый отъезд потенциально грамотной с технической точки зрения молодежи, квалифицированных ИТ-специалистов и преподавателей за границу как на учебу, так и на работу, мы стремительно теряем кадры, причем лучшие;

— имидж станы падает, ухудшается качество жизни, этим активно пользуются в информационной войне с нами и добиваются успеха;

— буксуют инновационные ИТ-проекты: страна продолжает отставать в развитии, вместо того чтобы наверстывать все, что мы упустили за последние десятилетия.

Надо срочно что-то делать… И при этом работу, как и жизнь, остановить нельзя.

Приглашаем на работу ИТ-специалиста

Отвлечемся ненадолго от проблем высшего образования и перейдем к проверке боем и следующей стадии обучения: молодой ИТ-специалист приходит на предприятие. И здесь нельзя забывать, что конечная оценка результата профессионального обучения зависит, например, от того, в какую компанию взяли выпускника, на какую должность, в каком городе, в какой стране. И, главное, как быстро он сможет начать приносить реальную пользу. Не удивлю, если отмечу: на то чтобы влиться в творческий коллектив и начать делать что-то полезное, обычно уходит полтора-два месяца. Если это первое место работы специалиста, то зачастую его приходится переучивать, обучать используемым на предприятии технологиям и управленческим методам. Вот здесь мы и получаем «сводную» оценку качества обучения, то есть комплексный срез всей системы образования, некий «профиль», настроенный на конечную ИТ-среду.

В некоторых крупных компаниях существует практика проводить комплексное тестирование претендентов на соответствие определенной должности. Причем проверяются не только профессиональные, но и личностные качества. Это можно делать как формально, то есть с использованием тестов, так и неформально, в беседе. Возможна и комбинациях обоих способов. Считаю это критически важным для построения ИТ-команды, поскольку психологический профиль программиста очень сильно отличается от профиля руководителя проектов или ИТ-менеджера. Пытаться успешно использовать интроверта в управленческой деятельности или экстраверта для написания программных продуктов – задача практически невыполнимая. А чего стоит найти толкового преподавателя, способного доходчиво обучить управленческим дисциплинам, понимая при этом современную технологическую среду!

Поскольку у меня есть опыт в подборе и обучении ИТ-специалистов, позволю себе поделиться некоторыми эмпирическими выводами, сделанными на основе личного общения, переписки в специализированных социальных сетях и по электронной почте.

— Видна прямая зависимость степени грамотности, как культурной, так и технической, человека от возраста: чем моложе человек, тем безграмотнее речь и письмо, но тем привычнее ему использование новых технологий. Соответственно, чем старше специалист, тем более системны его знания при условии, что он любит свою специальность. При этом наличие ученой степени влияет мало.

— Чем моложе специалист, тем больше амбиций и меньше знаний по сравнению с ровесниками в более раннее время.

— Умение и особенно желание учиться появляются обычно после получения высшего образования, в процессе работы при наличии мотивации.

— В некоторых городах (районах) специалисты более грамотные, а студенты лучше приспособлены к обучению.

— Длительная (более трех лет) работа на конкретном предприятии, даже в конкретной отрасли, сильно влияет на профессиональные и личностные качества специалиста. И чем он старше, чем дольше работал на одном предприятии, тем сложнее ему будет влиться в новый коллектив.

"Приглашая на работу ИТ-специалиста, вы берете на себя ответственность не только за его дальнейшую профессиональную (и даже личную) судьбу, но и за судьбу того коллектива, куда он приходит."

Могу с уверенностью сказать: приглашая на работу ИТ-специалиста, вы берете на себя ответственность не только за его дальнейшую профессиональную (и даже личную) судьбу, но и за судьбу того коллектива, куда он приходит. Здесь надо постараться максимально взвешенно и аккуратно оценить всю доступную информацию и запросить то, чего не хватает для уверенного принятия решения. Поэтому считаю целесообразным повсеместное проведение подобных собеседований, фиксацию результатов собеседований или тестирования и использование их не только в масштабах предприятия, но и при оценке качества работы образовательных структур всех видов.

Реформа образования: от мнения к фактам

Все вышесказанное – мое мнение. А что происходит сейчас на государственном уровне в сфере образования? Привожу краткий анализ текущей ситуации с использованием официальной информации, взятой из Сети.

В документе Минэкономразвития под названием «Прогноз долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030 года» (март 2013 года) глава 4.3 посвящена «развитию экономики образования». Там в качестве одного из направлений развития образовательной системы называется «формирование системы непрерывного образования, позволяющей выстраивать гибкие (модульные) траектории освоения новых компетенций как по запросам населения, так и по заказу компаний», что, в моем понимании, соотносится с комплексным подходом к образовательной деятельности. Остальные направления развития, судя по тексту, представляют собой параллельные направления деятельности, основанные на чисто экономическом (финансовом) подходе (в соответствии с названием главы).

Уже после принятия этого документа, а именно 22 апреля 2013 года, по итогам совещания в Сочи обсуждался «бюджетный маневр в пользу образования, здравоохранения и инфраструктуры», что не может не радовать и демонстрирует усиление внимания к вопросам образования на высшем уровне. Однако хотелось бы увидеть конкретные дела и результаты, позволяющие почувствовать положительную динамику происходящих изменений. В реальной жизни мы видим все более жесткую и усиливающуюся полемику, посвященную обсуждению закона об образовании и деятельности профильного министерства. Мое мнение — это свидетельствует о недостатке системного подхода к разработке и особенно координации исполнения комплексных государственных программ. Публикация любых документов государственного уровня, как мне кажется, должна сопровождаться публикацией обоснования принятых решений, включать результаты моделирования тех или иных сценариев и раскрытие способов выбора и/или достижения целевых экономических и прочих показателей.

Еще один пример: с конца 2011 года в рамках деятельности Открытого правительства проводится работа над дорожной картой «Национальной системы компетенций и квалификаций». В документе, целью которого является «развитие человеческого потенциала для достижения целей страны», сказано, что одна из задач — «обеспечение к 2020 году позиции России не ниже 20-го места в ранжировании стран по версии Всемирного экономического форума по следующим критериям: качество профессионального образования и переподготовки; качество управления в системе образования; качество образовательной системы». Идея правильная, обсуждалась она на нескольких уровнях, были даны соответствующие поручения. Что удивило — не смогла в Интернете найти какие-либо следы оценки результатов проводимых в этом направлении работ, сводного отчета и т. п. На тематической странице сайта Открытого правительства опубликованы сами документы и всего несколько комментариев к ним, один из которых особенно удручает: в нем от имени участника подготовки дорожной карты подводится итог обсуждению проекта документа. Автор комментария считает, что итоговая версия изменилась в худшую сторону.

Теперь посмотрим на нашу сферу деятельности. Что происходит в России в области применения современных технологий? По материалам Мирового экономического форума в рейтинге развития инновационной деятельности Россия заняла 54-е место из 144 стран, между Коста-Рикой и Маврикием. При этом, несмотря на высокую готовность населения к использованию инноваций, был назван ряд условий, не позволяющих реализовать эту готовность. В частности, неразвитость электронного бизнеса, неэффективность юридической и политической систем, низкий уровень зрелости среды бизнеса и недостаточное понимание необходимости скорейшего внедрения новых технологий. Привожу также мнение российских профессионалов по данному вопросу. Как отметил на последнем ИТ-саммите Ассоциации предприятий компьютерных и информационных технологий (АП КИТ) президент ассоциации разработчиков программного обеспечения «Руссофт» Валентин Макаров, «в ряде стран – соседей России уже начаты проекты по строительству технопарков для размещения центров разработки из России». Участники саммита считают, что Россия, по примеру соседних стран, от слов должна переходить к делу, от бесконечного обсуждения мер по поддержке – к реальной деятельности по ее осуществлению, поскольку ИТ-сектор является одним из ведущих драйверов экономики. В противном случае при неминуемом увеличении спроса на ИТ Россия может в течение ближайших десяти лет потерять интеллектуальный потенциал, который создает требуемые инновационные продукты.

"Качество образования, получаемого специалистами, имеет прямую связь с уровнем развития и грамотностью применения информационных технологий."

Итак, мы видим взаимозависимость результатов деятельности в двух областях, о которых говорится в статье: качество образования, получаемого специалистами, имеет прямую связь с уровнем развития и грамотностью применения информационных технологий. Похоже, мои выводы подтверждаются.

Дальнейшая судьба ИТ и профильного образования

Сейчас ИТ, и это признано, например, Агентством стратегических инициатив (АСИ), даже не отрасль, а комплекс секторов, проникающих в любую отрасль и составляющих необходимую ее часть. На практике это означает, что де-факто качественно изменился облик ИТ-индустрии и, следовательно, должно изменяться понимание и динамика ключевых компетенций, подходов к управлению, а также к системе образования в целом, и не только в ИТ. На мой взгляд, изучение современных информационных технологий должно быть обязательным предметом в любом учебном заведении, от дошкольного до поствузовского уровня, то есть действительно непрерывным. Так называемое бизнес-образование, то есть образование, требуемое на протяжении всей трудовой деятельности для актуализации знаний и сохранения, а лучше — развития интеллектуального потенциала, может базироваться как на системе вузовского образования, так и на системе отдельных бизнес-школ по типу МВА. Возможны и другие варианты, которые неминуемо будут появляться в тех случаях, когда существующая образовательная система не сможет или не захочет удовлетворять текущим требованиям.

"Изучение современных информационных технологий должно быть обязательным предметом в любом учебном заведении, от дошкольного до поствузовского уровня, то есть действительно непрерывным."

Важно помнимать, что недооценка значимости и своевременности применения инноваций, любой просчет в подготовке ИТ-специалистов могут критически повлиять на будущее нашей страны. Готовить надо уже не программистов или дизайнеров, а людей, обладающих креативным системным мышлением, архитекторов, умеющих грамотно общаться и понимающих, как получить требуемый результат с использованием современных технологий, людей, имеющих привычку и навыки обучения и распространения знаний, способных проактивно разработать, увидеть, предложить и внедрить новые управленческие и технологические принципы.

А теперь о том, как видит перспективу развития ИТ профильное министерство. В июле 2013 года был опубликован проект «дорожной карты» развития ИТ-отрасли до 2018 года. То есть, в отличие от АСИ, министерство считает ИТ отраслью со всеми вытекающими последствиями. Этот проект проходит сейчас стадию активного обсуждения. В этом документе говорится, что объем ИТ-отрасли в России составляет сейчас более 250 млрд руб., а сама сфера обеспечивает 300 тыс. рабочих мест и экспорт в объеме 4 млрд долл. Такие показатели должны «расти в три раза быстрее валового внутреннего продукта в целом по стране». К 2018 году целевой объем производства должен составить 450 млрд руб., экспорта – 9 млрд долл., а венчурного финансирования — 40 млрд руб.

Ключевыми направлениями развития в документе называются исследования и разработки в области ИТ, совершенствование работы инфраструктуры (в первую очередь имеются в виду технопарки и поддержка экспортеров ПО), развитие системы подготовки ИТ-кадров и, наконец, создание привлекательных условий для ИТ-бизнеса.

Минкомсвязи совместно с Минобрнауки собираются создать с участием государства до 50 центров исследований в области ИТ на базе высших учебных заведений и научных центров, причем работы будут проводиться с участием представителей ИТ-индустрии. Будут достроены и запущены все технопарки, а также оказана поддержка экспорту российской ИТ-продукции. Ну и, наконец, официально признан серьезный дефицит ИТ-специалистов, для устранения которого будет разработан целый комплекс мер, включая массовое открытие кафедр ИТ-компаний в вузах и вузов в ИТ-компаниях.

Понятно, что средства планируется потратить значительные. Не очень понятно, кто и как будет заниматься воспитанием кадров. Не понятно, как требуемые средства будут считать. И уж совсем не понятно, почему другие ведомства, которым, казалось бы, должна быть ясна экономическая значимость создания привлекательных условий для ведения ИТ-бизнеса, как это происходит на Украине, в Казахстане и Белоруссии, активно выступают против снижения ставки страховых взносов для ИТ-компаний с численностью от 7 до 29 человек. Председатель Федерации независимых профсоюзов России Михаил Шмаков предложил в случае сохранения для ИТ-компаний льгот по выплатам в страховые фонды лишить ИТ-специалистов пенсий и бесплатного здравоохранения, то есть всех выплат, идущих из этих фондов…

Резюме нетипичного «ветерана-айтишницы»

Чтобы меня не обвинили в неконструктивности, приведу свои предложения по поводу того, о чем важно подумать всем, кто планирует и контролирует использование ИТ-услуг, и особенно тем, кто отвечает за то, чтобы в России всегда было достаточное количество грамотных ИТ-специалистов. Считаю, что единство и актуальность правил игры на этом поле (и не только на этом) должно обеспечиваться государством на стратегическом уровне, поскольку в конечном итоге все структуры, работающие на территории нашей страны, должны работать на ее благо. «Единая точка входа», или «система одного окна», один из популярных сейчас терминов, может означать наличие логического, а не физического единства, обеспечиваемого не посредством реальной физической централизации управления, а путем грамотного прозрачного распределения обязанностей, основанного на соответствующей системе контроля за выполнением этих обязанностей. Такой контроль должен быть четко централизованным и независимым, особенно контроль ответственности за конечный результат. Меня несколько лет назад очень насмешило высказывание одного специалиста, который совершенно серьезно сказал, что структуру «112» (единую систему экстренной помощи, аналогичную «911» в США) не удалось создать потому, что «скорую помощь, пожарную команду и милицию не удалось посадить в одну комнату».

На высшем уровне поняли: надо что-то менять. Это означает, что появились государственные программы в области образования и инновационного развития, стали выделяться бюджеты. Уровень хаоса постепенно снижается, но он еще достаточно высок и препятствует успешному решению главной задачи в области образования — восстановления комплексной системы образования до уровня, на котором можно ее менять целенаправленно, учитывая приоритеты и гибко используя все имеющиеся ресурсы. Причем деньги здесь не всегда главное. Я бы назвала главными ресурсами человеческий и управленческий капитал. Таким образом, необходимо:

— последовательно искать и находить людей, способных грамотно оценить ситуацию, комплексно подойти к ее решению, разработать и, главное, добиться выполнения хотя бы первостепенных мер в нужном направлении, включая работу на местах;

— на высшем уровне обеспечивать организацию работы этих людей, своевременно оказывать им нужную помощь.

При проведении преобразований надо обязательно учитывать многоступенчатость системы образования, обеспечивать контроль качества и различные возможности получения образования на каждой ступени, иметь систему комплексного контроля образовательной деятельности, учитывающую максимально возможное количество интерфейсов между ступенями образования и между образовательной деятельностью в целом и смежными видами деятельности. Не обойтись и без системы актуализации каждой составляющей системы образования, поскольку система должна стать гибкой и масштабируемой, иного пути нет. Напрашивается разработка или применение некой модели зрелости для оценки ситуации в образовательной деятельности.

"Напрашивается разработка или применение некой модели зрелости для оценки ситуации в образовательной деятельности."

Что интересно: озвучено много инициатив в этой области, разработаны различные документы, даже бюджетное правило изменено в пользу приоритетности реформы в области образования. Дело за «малым»: добиться единства ответственности, четкого распределения полномочий, прозрачности планирования и проведения работ, отчетности и демонстрации прогресса. Всего этого не видно. Правда, отдельные кусочки мозаики можно найти, с некоторыми энтузиастами можно пообщаться, но полной картины нет. Даже не удается понять, туда ли мы идем и идем ли. Остается стойкое ощущение, что существует граница между бумажной работой чиновников и трудом заинтересованных людей, которые, вопреки всему, пытаются что-то сделать сегодня, сейчас. Скаляр есть, нужен вектор. А для этого нужен тот, кто, как у Аркадия Райкина, «за дикцию отвечает», с которым можно пообщаться креативно, через единый ресурс. И ресурс этот должен объединять все документы, всю отчетность и всех людей, кто работает по данной тематике и в смежных областях. И пусть дети ответственных за образование лиц учатся в нашей стране на общих основаниях, а все остальные имеют возможность учиться в зарубежных вузах, если они этого хотят и заслуживают. И пусть наша система обучения и квалификаций будет нашей, современной, но совместимой с другими. Сложно? Да. Но другого пути нет.

Скрытые резервы

В России существуют различные сообщества и партнерства профессионалов в области управления, в том числе ИТ, и государству не стоит ими пренебрегать. Имеет смысл попытаться использовать эти сообщества и просто хороших специалистов во благо, по системе «одного управленческого окна», координируя их деятельность, помогая им продвигать положительный опыт, максимально используя этот опыт. Значительный вклад в совершенствование работы в области инноваций может внести целенаправленный централизованный проактивный поиск талантливых преподавателей, руководителей, личностей, проявивших себя в той или иной области. При этом не обязательно ориентироваться только на молодежь: в России не перевелись ветераны, которым есть что сказать. Только они, возможно, не могут найти свою трибуну или не привыкли рекламировать себя. Не здесь ли кроется скрытый резерв государственной (и не только) инициативы? Думаю, что для успешного проведения реформы образования нам нужны люди, способные мыслить стратегически, видеть перспективу со всеми рисками, взаимосвязями и зависимостями. Нам нужны люди, умеющие учитывать специфику нашей страны, а не слепо использовать западные наработки, оправдывая их применение неким не очень понятным экономическим эффектом.

Немного истории

Думаете, я открыла Америку? Ничего подобного. Приведу два высказывания гениального ученого В. И. Вернадского, чьи труды явно недооценены нашими современниками.

«Для ученого эмпирическое обобщение есть основа всех его знаний, самая достоверная их форма. Но для того чтобы связать какое-нибудь эмпирическое обобщение с другими фактами и с другими эмпирическими обобщениями, ученый должен пользоваться теориями, аксиомами, моделями, гипотезами, абстракцией. В этой области существуют лишь несовершенные попытки».

«В современной общественной и социальной конструкции человечество в большей степени управляется идеями, которые уже более не соответствуют реальности и выражают состояние ума и научные знания поколений, исчезнувших в прошлом. Глубокое изменение социальных и политических идей, происшедшее вследствие новых достижений, колоссально, и это уже начинают видеть. Проблемы питания и производства должны быть пересмотрены. Вследствие этого обязательно наступит переворот в самих социальных принципах, управляющих общественным мнением. Медленное проникновение научных достижений в жизнь и в научную мысль является обычной и общей чертой истории науки».

Статья «Автотрофность человечества», откуда взяты вышеприведенные цитаты, была написана в 1925 году на французском языке и издана в Париже. На русском языке статья была впервые напечатана в журнале «Химия и жизнь» в 1970 году, переиздана в 1993 году.

С тех пор многое изменилось, но правильность выводов великого ученого и мыслителя подтверждается все больше. Мы никак не можем научиться собирать нужные именно сейчас данные и вовремя обобщать их, получая актуальную информацию, которую надо уметь быстро использовать для принятия нужных решений. У нас не получается своевременно реагировать на происходящие изменения, мы все время опаздываем или делаем не то, что требуется. Мы не подходим к решению комплексных задач комплексным методом, а пытаемся «съесть слона по частям», хотя слон уже давно почил, то есть ситуация изменилась. Мы только начинаем это понимать… Почему? Потому что невозможно всего этого добиться без своевременной разработки и применения инновационных технологий, без появления качественно новых специалистов и управленцев и, следовательно, без радикального и максимально быстрого изменения системы образования.

Рекомендую также обратить внимание на публикации очень уважаемого мной ученого А. Г. Теслинова. В его статье «Бизнес по законам физики» от 2011 года сказано: «Экономика – это неестественная наука. А естественные науки – это математика, физика, химия, биология, науки о Земле, науки о человеке как социально-биологическом существе. Все же забавно, что бизнес-практику, ту самую реальность, которая уже стала естеством нашей жизни, объясняют такие искусственные науки, как экономика…».

Я целиком и полностью согласна с подобным выводом, впрочем, как и с текстом всей статьи, я считаю, что применение «неестественной» науки экономики для обоснования основополагающих комплексных (см. цитаты академика Вернадского) изменений, затрагивающих различные сферы нашего бытия и сознания, уводит нас в сторону от требуемого комплексного подхода. Возможно, в этом кроется основная причина ошибок, совершаемых на стратегическом уровне. Даже в случае использования комплексного подхода к решению многогранной задачи попытка рассчитать экономическую эффективность от тех или иных действий в качестве единственного обоснования их применения заведет нас в логический тупик.

Татьяна Орлова ( tatiana_orlova@yahoo.com ) — экcперт itSMF России

 

blog comments powered by Disqus