На следующий день после мирового объявления о завершении сделки по слиянию Dell и EMC, 8 сентября, свои комментарии к событию дали главы российских подразделений объединяющихся компаний, Борис Щербаков, генеральный директор Dell в России, и Сергей Карпов, генеральный директор EMC в России и СНГ.

Щербаков отметил, что в результате рекордной 67-миллиардной сделки появилась самая крупная в мире частная технологическая компания с оборотом в 67 млрд долл. и со штатом 140 тыс. человек в 180 странах. Она обслуживает 98% компаний из списка Fortune 500, причем, как заявил Щербаков, клиенты воспринимают ее не как поставщика, а как технологического партнера.

Dell Technologies — частная компания, это позволит ее руководству не участвовать в лихорадочной гонке за квартальными показателями, а планомерно развивать бизнес, оперативно реагировать на происходящее на рынке, вкладывать средства в исследования и разработку (это 4–4,5 млрд долл. в год, не считая тех средств, которые вкладывают технологические партнеры, чьи разработки тоже зачастую применяются в продуктах Dell и EMC), инвестировать в перспективные направления и т. д.

Щербаков также уточнил, что предложения Dell (после продажи Dell Software и Dell Services) и EMC практически не пересекаются. А значит, слияние пройдет легче, без внутренней конкуренции схожих продуктов и услуг.

Если в продуктовом плане компании подходят друг другу, по уверению их представителей, наилучшим образом, то организационные структуры их весьма различны. У Dell структура была достаточно традиционна, а вот EMC всегда гордилась своей «федерацией», большой независимостью входящих в нее компаний.

В результате у Dell Technologies тоже сложилась непростая структура. Семь брендов, принадлежащих ей (Dell, EMC, RSA, Virtustream, Pivotal, SecureWorks, VMware), полностью или частично оказались разбиты на две группы.

Первые четыре стали основой трех вертикальных подразделений Dell Inc. Подразделение Client Solutions Group — это «клиентская» часть Dell (ПК, периферия, тонкие клиенты, соответствующее программное обеспечение). В состав Infrastructure Solutions Group вошли DellEMC (ранее — EMC), RSA и Virtustream (продуктовое наполнение — серверы, сетевое оборудование, системы хранения данных; решения в области безопасности, облаков, Paas и IaaS; средства корпоративного документооборота). За консалтинг, обучение, поддержку отвечают специалисты DellEMC, вошедшие в подразделение Global Services.

Три компании — Pivotal, SecureWorks и VMware, которые принадлежат Dell Technologies частично, имеют статус Strategically Aligned Businesses. То есть в какой-то мере наследуется федеративное устройство «от EMC».

«Штатное расписание» пока утрясается. Известны руководитель первого уровня (это, собственно, Майкл Делл), руководство второго и частично третьего. На четвертом, макрорегиональном уровне пока полной ясности нет. По оценке Щербакова, она должна наступить 1 февраля, к началу финансового года Dell Technologies. Тогда же станет понятна структура компании в России.

Партнеры и заказчики, как заверил Карпов, чрезвычайно оптимистично отнеслись к слиянию и возможности получать больше продуктов и услуг из одних рук. Так, опрос IDC показал, что «97% партнеров Dell и EMC считают слияние позитивным или нейтральным событием для своего бизнеса», 50% партнеров «ожидают большего от объединенной компании». Более 70% заказчиков оценивают слияние позитивно для своего бизнеса, свыше 90% планируют потратить на продукцию Dell Technologies больше, чем тратили в сумме на покупки у Dell и EMC.

Кроме того, 64% опрошенных клиентов Dell уверены, что переход компании в частное управление положительно повлиял на развитие инноваций (31% разницы не заметили). В России, по словам Карпова, ожидания от слияния еще выше.

Миссия новой компании — обеспечить ИТ-платформу для цифровой трансформации бизнеса заказчиков. У Dell Technologies есть к этому все предпосылки — и технологические, и рыночные.

В российском бизнесе, по уверению глав обеих российских структур, для партнеров и заказчиков слияние произойдет довольно бесшовно. С 7 сентября менеджеры каждой из компаний могут в «полуавтоматическом» режиме продавать продукцию друг друга. Скажем, сотрудник EMC имеет возможность найти необходимые его заказчику продукты Dell в объединенной ИТ-системе, но пока должен передавать заказы на исполнение менеджерам самой Dell.

Партнеры одной из компаний автоматически право продавать продукцию второй не получат, необходимо будет пройти соответствующее обучение и авторизацию. Однако поскольку крупнейшие партнеры первого и второго уровня у Dell и EMC и так в основном были общие, то на практике для них опять же ничего не изменится.

Купить номер с этой статьей в PDF