В этом году исполняется четверть века Лицею информационных технологий, созданному в 1991 году на базе Учебно-производственного центра вычислительной техники при Институте электронных управляющих машин. Лицей стал первым в России учебным заведением, в котором школьников готовят по трем ключевым направлениям ИКТ — программированию, контент-проектам, прикладным информационным системам в экономике. Среди друзей лицея — многие крупные отечественные и международные ИТ-компании, среди выпускников — известные специалисты, причем не только в отрасли информационных технологий: прививаемый питомцам ЛИТа проектный подход помогает им добиваться успехов в самых разных областях. О том, как был создан лицей, о его принципах обучения в нем рассказывает его бессменный директор Татьяна Кравчук.

— Традиционный «юбилейный» вопрос: как все начиналось? 1991 год, нелегкое время…

Хорошее время было. По крайней мере, нам в то время не обрубали руки, можно было делать что-то нестандартное. К концу 90-х в Москве было очень много самых разнообразных школ: гимназии, лицеи, национальные школы, этношколы — чего только не было.

— А сейчас?

А сейчас все стандартизируется, и чем этот процесс закончится, я не очень понимаю. Конечно, идеализировать то время я не буду, в директорском кабинете на столе лежали хлеб и сало, которое покупали возле Киевского вокзала, потому что детям нужно было есть.

Если вспоминать с организационной точки зрения, то раньше в этом здании была школа, в 1972 году на ее базе заработал Учебно-производственный центр вычислительной техники, создан он был под эгидой Института электронных управляющих машин. Раз в неделю сюда, как в любой УПК, приходили ученики из школ Октябрьского района на полный день, на шесть часов, и дальше уж кто чем занимался. Готовили программистов, операторов ЭВМ, операторов подготовки данных, электронщиков, которые платы чинили… На электронщика учился, например, Сергей Эскин (президент компании DEPO Computers. — Д. Г.).

— Чем ЛИТ отличался от других необычных школ?

С самого начала мы ставили две задачи: чтобы каждый ребенок по максимуму мог получить то, что он способен взять, а также научить ориентироваться в современном мире и выполнять самостоятельные работы. Поэтому основа нашего образования — выполнение самостоятельных проектов. Не обязательно в области ИТ: очень часто ребята делают какие-либо разработки по заданию учителей-предметников — по русскому языку, по географии.

Сначала мы принимали в два старших класса, потом уровень по базовым дисциплинам, к сожалению, в Москве стал проседать, мы «спустились» на год вниз. Потом еще и еще. И вот с этого года у нас почти полная вертикаль — с 3-го по 11-й класс.

— Это был ваш выбор?

С одной стороны — мой, с другой — так вышло, что к нам дали часть здания, раньше занятого системой допобразования. Оно было довольно мало загружено, так что нам выделили этаж, четыре учебных класса, два компьютерных, один для администрации.

— Чему надо в первую очередь «доучивать» третьеклассников?

Математике, логике, самостоятельному мышлению и развивать мелкую моторику — вот то, чего не хватает сегодняшним пятиклассникам. Курсы дополнительного образования, которые в нашем новом здании остались, — танцы, лепка, керамика — в развитии моторики очень помогают.

— Каким образом осуществляется отбор в ЛИТ?

Мы традиционно смотрим три дисциплины: математику, русский и иностранный. Например, на математике школьникам дают задание по математике, в нем четыре простых примера, которые позволяют проверить подготовку начальной школы, и пятая задачка на логику — чуть посложнее. За примеры получаешь баллы, а за задачку — примерно половину того, что можешь набрать за примеры. Пятую задачу мы ввели только после того, как в прошлом году резко увеличилось количество жаждущих сюда поступить. Русский предельно простой. А по иностранному языку дается небольшое задание, а дальше преподаватели английского беседуют с кандидатами.

Татьяна Кравчук: «Каким мы видим выпускника безотносительно к выбранному им профилю? Это человек, который уже в студенчестве ведет себя как вполне осознавший свои цели человек, знающий, куда он идет»

— Как построено преподавание потом?

Что будет с третьими-четвертыми классами, в деталях пока сказать трудно, они у нас только появились, а пятый уходит в большой мере на адаптацию. Но уже с шестого класса преподаватели-предметники часть своих домашних заданий превращают в задания на небольшие проекты типа «сделай мне пособие по тому, что творится за Полярным кругом». В седьмом начинаются собственно проекты, в восьмом первое полугодие ученик делает проект по выбору и в конце полугодия защищает его. А во втором полугодии получает согласованную с учителем тему проекта; в конце года — его защита.

После восьмого мы разбиваем учеников по направлениям. Их три — программирование, работа с контентом и прикладная экономика. Соответственно девятый и десятый классы — это погружение в специализацию, скажем, для программистов — в C#, изучают объектное исследование на модельных задачах. Потом начинаются проекты по специальности, на них уходит десятый класс. Одиннадцатый мы оставляем на участие в конференциях и на подготовку к ЕГЭ.

Эти направления у нас были изначально, меняется содержание курсов, но направленность остается — программист, контентщик, аналитик.

— Часто выпускники специализированных школ скучают первую пару курсов института, потому что все знают, а потом скатываются в отстающие, потому что отвыкли работать. Вашим выпускникам это не грозит?

Благодаря проектной системе мы готовим не спринтеров, а стайеров. И преподаватели МГУ, куда уходит примерно половина наших выпускников, говорят, что лицейских сразу на лекциях видно. Они готовы к работе — самое главное наше достижение. Они ищут применение себе уже на первых-вторых курсах, работают в институтских лабораториях.

— А приходящие к вам дети за это время, за 25 лет, сильно изменились?

Да, конечно. Современные дети интересные, они стоят на земле, они разумно мыслят… Но они не ориентируются в Москве, потому, что их возят на машинах. Большинство не приучено читать, а стало быть, их тяжело учить анализировать. Это все тоже надо выправлять.

— Кого, по идее, должен выпускать лицей?

Каким мы видим выпускника безотносительно к выбранному им профилю? Это человек, который уже в студенчестве ведет себя вполне осознавшим свои цели человеком, знающим, куда он идет. И это не всегда путь в информационные технологии, как можно было бы подумать. Среди наших выпускников и ученые, и разработчики, и топ-менеджеры учреждений, далеких от ИТ, — Музея Михаила Булгакова, крупного проекта ВГТРК «Моя планета», Цирка дю Солей… Мы ежегодно устраиваем встречи с выпускниками: нашим ученикам интересно посмотреть, кем можно стать после ЛИТа.

Купить номер с этой статьей в PDF