Реклама

Телемедицина вскоре будет легализована, но прорывов в развитии дистанционных медицинских услуг для пациентов в ближайшее время не произойдет. Такой вывод можно сделать по итогам пресс-конференции «Телемедицина: прорыв в здравоохранении или решение кадровых вопросов», организованной информационным агентством «Национальная служба новостей».

В настоящее время правовую экспертизу в Госдуме проходят сразу два законопроекта о телемедицине, с которыми законодателям предстоит работать во время осенней сессии. Один из них подготовлен Министерством здравоохранения России, второй разработан Институтом развития Интернета, компанией «Яндекс» и Фондом развития интернет-­инициатив. «Оба законопроекта имеют право на жизнь», — считает Сергей Фургал, председатель комитета Госдумы по охране здоровья. Он уверен, что закон о телемедицине будет принят, при этом будут учтены как позиции Минздрава, так и позиции интернет-сообщества.

Принципиальных противоречий между предложениями Минздрава и ИРИ нет, утверждает Герман Клименко, советник президента РФ по развитию Интернета и председатель совета ИРИ. Но некоторые серьезные отличия все же имеются. Прежде всего, Минздрав сосредоточен на оказании телемедицинских услуг в системе обязательного медицинского страхования, а ИРИ — в коммерческой медицине. Соответственно Минздрав интересуют вопросы безопасности пациентов и врачей, а приоритет интернет-индустрии — получить нормативную базу побыстрее, при этом ее бизнес-интересы достаточно прозрачны. «Отрасль, которая не регламентирована, не капитализируется», — говорит Клименко.

Кроме того, в альтернативном законопроекте сделан больший акцент на телемедицинских услугах «врач-пациент» и предусмотрена возможность удаленно назначать лечение. «Современный мир — это мир, где все на расстоянии клика, — напоминает Клименко. — Ограничиваясь телемедициной ‘врач-врач’, мы оставляем большинство граждан нашей страны без качественного сервиса».

Елена Бойко, директор департамента ИТ и связи Минздрава, уточнила, что в проекте ведомства тоже предусмотрено удаленное взаимодействие врачей с пациентами, однако оно ограничено «вопросами профилактики, диагностики и мониторинга состояния здоровья с целью принятия решения о необходимости очной консультации».

Герман Клименко: «Ограничиваясь телемедициной ‘врач-врач’, мы оставляем большинство граждан нашей страны без качественного сервиса»

«Практика телемедицины ‘врач-пациент’ уже сложилась как обычай делового оборота, ее надо просто зарегулировать, — подчеркнул Клименко. — Минздрав предлагает сделать это жестче, мы — чуть мягче». Пока же с юридической точки зрения общение пациента с доктором посредством современных коммуникаций — это взаимодействие двух частных лиц.

Госдуме предстоит выступить арбитром в этом вопросе, и, судя по всему, депутаты не намерены торопиться, руководствуясь принципом «не навреди». «О внедрении телемедицины ‘врач-пациент’ говорить преждевременно, здесь вообще ничего не проработано, и не думаю, что осенью будет проведена какая-то регламентация, — признался Фургал. — Мы будем иметь это в виду на будущее, но усилия сосредоточим на телемедицине ‘врач-врач’».

Напомним, что действующий закон «Об охране здоровья граждан РФ» разрешает проведение дистанционных консилиумов врачей, и в модели «врач-врач» телемедицина уже много лет развивается в 68 регионах, которые планируется включить в создаваемую сейчас федеральную телемедицинскую систему.

Новый закон введет в правовое поле понятие «телемедицина» и некоторые другие ключевые термины. «Мы пытаемся сформировать ‘конституцию’, которая станет основой развития телемедицины», — говорит Клименко. Ответ на вопрос, как именно будет работать эта «конституция», еще только предстоит найти, и эту задачу будет решать Минздрав. Пока не совсем понятно, как вписать телемедицину в распорядок дня врача, как ее финансировать и как решать многие другие вопросы. Ясно только, что в каждой области медицины будут свои особенности. И даже если закон будет принят и вступит в силу с 1 января 2017 года, как это указано в проекте, разработка подзаконных нормативных актов, конкретизирующих его практическое применение, займет не менее двух лет.

Между тем поднятая вокруг законопроектов о телемедицине волна обсуждений привела к тому, что некоторые крупные медицинские центры, предоставлявшие пациентам дистанционные услуги, отказались от этой практики в ожидании момента, когда такие услуги будут полностью легализованы.

Купить номер с этой статьей в PDF