Разговоры о том, что экономический рост последних 15 лет был обусловлен преимущественно благоприятной внешней конъюнктурой на мировых рынках сырья и не привел к модернизации производственных мощностей страны, являются некорректными. Такие выводы можно сделать на основе выступлений на панельной сессии «Технологическая эффективность экономики России: факты vs общественное мнение», прошедшей в рамках Петербургского международного экономического форума.

Новейшие технологии внедряются в ядерной отрасли, производстве нефтепродуктов, при строительстве ГЭС, трубопроводных систем в сложнейших условиях Сибири, в машиностроении, сталелитейной промышленности. Например, «Северсталь» вполне эффективно работает на фоне своих зарубежных конкурентов. Банковская сфера в России очень продвинутая. Все эти характеристики дал Доминик Бартон, главный управляющий директор McKinsey & Co.

Значительные подвижки в области инноваций в последние 6–7 лет отметил также Хайнц Херманн Тиле, владелец и председатель наблюдательного совета компании Knorr-Bremse, которая вовлечена во многие российские проекты. «Процессы глобальны, но пока не видны значительной части населения», — считает Сергей Ильинский, руководитель пресс-центра «АвтоВАЗ».

Не совсем согласными с общественным мнением оказались также президент «РЖД» Олег Белозеров, старший вице-президент Сбербанка России Сергей Иванов, председатель совета директоров Schneider Electric Жан-Паскаль Трикуар, заместитель министра энергетики РФ Антон Инюцын, председатель совета директоров ТМК Дмитрий Пумпянский.

Однако и общественное мнение в последние годы меняется. По словам генерального директора ВЦИОМ Валерия Федорова, доля тех, кто считает, что инновации могут изменить нашу жизнь, возросло с 56% в 2007 году до 67% в 2016-м, хотя тех, кто считает инновации бессмысленными в России, еще достаточно много — 21%. Готовность населения реализовывать собственные проекты также возросла — с 18% желающих в 2010 году до 26% в 2016-м.

Источник: ВЦИОМ, 2016

 

Купить номер с этой статьей в PDF