Еще в 2010 году Владимир Путин, в то время глава правительства России, утвердил «План перехода федеральных органов власти и федеральных бюджетных учреждений на использование свободного программного обеспечения на 2010–2015 годы», который предполагал полный переход госструктур на свободное ПО в течение пяти лет. Первоначально и госструктуры, и ИТ-компании с энтузиазмом восприняли это «планов громадье», однако потом процесс перехода забуксовал и, по сути, едва ли не сошел на нет. Как отметил заместитель министра связи и массовых коммуникаций РФ Алексей Соколов, выступая 28 апреля на рабочем совещании в Администрации президента РФ, посвященном переходу госорганов с импортного на отечественный софт, в 2015 году госструктуры закупили отечественного ПО в рамках закона «О контрактной системе» лишь на 21,9 млрд руб. (23%), а западного — на 72 млрд руб. (77%).

Нынешние реалии, когда любое госведомство или компания с государственным участием могут быть отрезаны от поддержки со стороны западного разработчика программного продукта, стимулируют органы власти переходить на российское программное обеспечение сильнее, чем общего характера соображения прошлых лет.

Совещание, проходившее под руководством Германа Клименко, советника президента и председателя совета Института развития Интернета, собрало представителей госструктур, муниципальных образований, общественных организаций и ряда ИТ-компаний. Показательно, что определения «отечественное» и «свободное» в отношении программного обеспечения многими выступающими использовались практически как синонимы.

Положительным опытом перехода поделилась заместитель директора Федеральной службы судебных приставов Татьяна Игнатьева. ФССП существенно дальше других ведомств продвинулась в реализации распоряжения 2010 года. Операционной системой была выбрана GosLinux, на нее переведено, по данным на первый квартал 2016 года, 14,5 тыс. единиц вычислительной техники из имеющихся 50,7 тыс., то есть приблизительно третья часть.

Герман Клименко выслушивает соображения относительно внедрения российского ПО в госструктурах
Источник: ИРИ

Общая стоимость внедрения и владения операционной системой составила, по словам Игнатьевой, 21,2 млн руб., или 1,4 тыс. руб. на компьютер. Показательно, что GosLinux — это дистрибутив Linux, подготовленный госструктурой и заявленный на включение в реестр отечественного программного обеспечения, причем в ФССП готовы предоставить его бесплатно другим госведомствам и регионам и поделиться с ними своим опытом внедрения. Решения, применяемые в Службе, сертифицированы на совместимость с продуктами ряда отечественных компаний («МойОфис», «Лаборатория Касперского», Solar Security и др.). С некоторыми другими ведется совместная работа. Проблемы с совместимостью, как признала Игнатьева, имеются, но иного пути у ФССП нет: потенциальная потребность в продуктах Microsoft, необходимых для информатизации Службы, составляет 794 млн руб.

Движутся по этому пути и некоторые регионы. Ими в общей сложности, по оценке Ильи Массуха, президента Фонда развития информационной демократии, на ПО расходуется примерно 30 млрд руб. в год. В Московской области, как заявил Максут Шадаев, областной министр государственного управления, информационных технологий и связи, новые компьютеры закупаются без предустановленных продуктов Microsoft.

Несмотря на отдельные успехи в деле миграции на свободное ПО, сложностей на пути желающих перейти на российский софт более чем достаточно.

С любого руководителя — региона или ведомства — спрашивают в первую очередь за результаты работы. Ответственный за информатизацию должен гарантировать, что при внедрении новых платформ и в ходе их эксплуатации проблем не возникнет. А этого не так просто добиться. Упоминавшаяся «совместимость» — лишь одна из возможных забот. Равно как и необходимость поддерживать в переходный период работу части компьютеров на свободном ПО, а части — на «унаследованном», поскольку менять все одновременно дорого.

Главное для ИТ-руководителей, если суммировать сказанное в ходе обсуждения, не остаться один на один с проблемами, которые неизбежно встанут перед ним. Любые информационные системы необходимо поддерживать, и потенциальная зависимость от местного интегратора, разработавшего и внедрившего систему на свободном ПО, ничуть не лучше зависимости от вендора западного. Действительно, технологиям ведущих мировых производителей худо-бедно учат, в том числе и в российских вузах, да и круг партнеров у них шире, а потому можно уйти к другому внедренцу. А вот с обучением российским продуктам, свободному ПО, учитывая масштаб партнерской экосистемы, дела обстоят гораздо хуже.

Необходима и нормативная база для перехода на российское ПО в целом. Для всего этого, как сформулировал Массух, «нужна управленческая воля».

Купить номер с этой статьей в PDF