В работе Cisco Connect 2015 в Москве принял участие Говард Чарни, старший вице-президент компании Cisco, который выступил с докладом, посвященным одной из ключевых тем конференции — цифровизации. Чарни ответил на вопросы Computerworld Россия.

— Вопросы цифровой трансформации неразрывно связаны с темой Интернета вещей. Обсуждается и так называемый Всеобъемлющий Интернет. Пожалуйста, помогите разобраться в этих терминах.

Сегодня люди активно общаются друг с другом, например, с помощью телефонов или смартфонов (P2P). Но они взаимодействуют и с различными вещами, машинами и механизмами (P2M). В свою очередь машины взаимодействуют между собой (M2M), а также собирают и используют различные данные. Всеобъемлющий Интернет описывает весь этот комплекс, включая сетевое соединение людей, данных, процессов и объектов.

Интернет вещей — это, по сути, технология датчиков. Зачастую это довольно простые устройства, однако, чтобы собираемые ими данные оказались действительно полезны, необходимо сложное ПО. Раскрытие интеллектуального потенциала данных — важнейшая задача. Именно путем анализа большого объема данных можно получить неочевидные результаты, часто кажущиеся просто фантастическими.

К примеру, на базе технологий Интернета вещей разработан инновационный способ решения очень серьезной задачи в медицине. Компания Cyrcadia Health выпускает бюстгальтер с функцией диагностики рака груди. В него внедрено множество простейших датчиков температуры, и собираемая ими информация позволяет заранее выявить риск этого страшного заболевания — без необходимости визита к врачу и проведения дорогостоящей маммографии. Разработанная система собирает данные, анализирует их, сопоставляя с имеющей информацией в базе данных, и делает вывод о болезни. Это пример того, как анализ данных может произвести настоящую цифровую революцию в здравоохранении.

— Вы очень часто используете словосочетание «цифровая революция». Но любая революция предполагает кардинальное изменение имеющихся процессов и систем. Не уверен, что этот термин нравится всем заказчикам, особенно российским.

Допускаю, это не самый удачный термин для российской аудитории. В английском языке это слово имеет и более нейтральную коннотацию. Но исследователи, например авторы отчета Digital Vortex («Цифровой вихрь», исследование, выполненное IMD по заказу Cisco. — Прим. ред.), говорят именно о технологической революции.

Открываются возможности, которых раньше просто не существовало. В результате цифрового прорыва мы получаем информацию, знания, которыми раньше не располагали. Кроме того, реализуемый в Интернете вещей сбор данных с большого числа различных датчиков и их анализ позволяют построить принципиально новые бизнес-модели, перейти к сервисной экономике.

— Насколько сетевые технологии готовы к массовому развертыванию Интернета вещей? На мой взгляд, тут много проблем; например нужно добиться сверхмалых задержек — такие задержки не может обеспечить ни одна из нынешних сетевых технологий…

Существует масса применений, для которых задержка в сети не так принципиальна. Например, в описанном примере с бюстгальтером со встроенными датчиками температуры.

Говард Чарни: «Интернет вещей помогает построить принципиально новые бизнес-модели, перейти к сервисной экономике»    
Источник: Cisco

Но есть и решения, где задержка критична, например умный транспорт. Реализовать концепцию умного автомобиля чрезвычайно сложно. Для этого требуется кардинально изменить внутренности автомобиля, наделить их интеллектом. Необходимо наладить коммуникации между автомобилями, а также между автомобилем и элементами дорожной инфраструктуры, городской системой управления движением. BMW, Mercedes-Benz и другие автопроизводители активно работают в этом направлении. В частности, разработаны и совершенствуются системы раннего обнаружения объектов впереди автомобиля, например пешехода. Но такие системы не требуют взаимодействия автомобиля с внешними системами — ни с другими авто, ни с дорожной инфраструктурой.

На то, чтобы в полной мере воплотить концепцию умного автомобиля, потребуется не менее десятилетия, придется модернизировать всю дорожную инфраструктуру. Для таких систем необходимо, чтобы вычислительные мощности располагались как можно ближе к месту события, поскольку задержка при передаче данных в удаленные ЦОД может оказаться недопустимо большой для реакции на инцидент.

Существующие сетевые технологии неприменимы для подобных решений. Та же LTE создавалась в первую очередь для обслуживания смартфонов, и задержка в такой сети неприемлема для организации взаимодействия автомобиля с другими авто и с дорожной инфраструктурой. Придется разрабатывать специальные технологии. У нас есть люди, которые знают, как это сделать, но тут возникают две серьезные проблемы. Первая — практически каждый автопроизводитель использует собственные стандарты, поэтому трудно обеспечить совместимость. Вторая — необходимы большие средства на модернизацию дорожной инфраструктуры, очень сложно убедить муниципальные и государственные организации выделить такие средства. Поэтому это долгосрочные, поэтапные проекты.

— По прогнозам, цифровизация бизнеса приведет к закрытию многих компаний: четыре из десяти нынешних лидеров рынка будут вытеснены уже в ближайшие три года вследствие цифровой революции. Какие отрасли будут затронуты в первую очередь?

В самом центре «цифрового вихря», безусловно, окажется индустрия высоких технологий. На втором месте — СМИ и индустрия развлечений. Например, сейчас развернулась острая конкуренция между кинотеатрами и поставщиками цифрового контента, который можно скачать по Интернету и посмотреть дома. Третья в списке, указанном в отчете Digital Vortex, — розничная торговля. Работа торговых предприятий сильно зависит от эффективности систем управления запасами. Эти системы должны сделать так, чтобы покупатель, придя в магазин, мог купить именно то, что ему необходимо.

Отрасли, которые в наименьшей степени затронет «цифровой вихрь», связаны с добычей и поставкой природных ресурсов. Главная ценность золота, меди, нефти, газа и других полезных ископаемых — в них самих. Компаниям, занимающимся их добычей, переработкой и поставками, необходимо использовать цифровые технологии для повышения эффективности, но на бизнес таких компаний потребители влияют в меньшей степени.

— Что нужно сделать, чтобы не оказаться в числе тех, кто будет сметен «цифровым вихрем»?

Мои советы адресованы не только коммерческим компаниям, но и образовательным учреждениям, госструктурам. Они должны понять: все больше из того, с чем они имеют дело в своей работе, становится цифровым. Возьмем в качестве примера университеты — довольно консервативные учреждения. Образовательный контент становится цифровым. Преподаватели должны изменить свою работу, потому как масса знаний по математике, физике, химии, да практически по любому предмету сейчас доступна студентам в Интернете. Второй момент — следует подготовиться к изменению среды конкуренции. В нашем примере студенты, обучающиеся в одном университете, могут получать лекции, скажем, по французской литературе или матанализу в другом месте. Наконец, третий важный момент — всеобъемлющая цифровизация невозможна без обеспечения безопасности. Чтобы принимать экзамен в онлайне, преподаватель должен быть уверен, что сдающий — это именно тот самый студент, а не кто-то другой, отвечающий вместо него. Безопасность должна стать повсеместной.

Купить номер с этой статьей в PDF