Реклама

Чтобы преуспеть, компаниям, предлагающим ПО с открытым кодом, необходимо перейти в облако и добавить к своим программным продуктам проприетарный код, а их нынешняя бизнес-модель — это дорога к провалу. Таково на первый взгляд парадоксальное мнение Питера Левина, партнера венчурного фонда Andreessen Horowitz, который финансировал Facebook, Skype, Twitter и Box, когда они были стартапами. В свое время Левин даже занимал пост директора XenSource — компании, которая занималась коммерциализацией продуктов на основе гипервизора с открытым кодом Xen.

По мнению Левина, в чистом виде традиционная бизнес-модель Open Source ущербна: компании, пытающиеся продавать услуги поддержки, гарантии и юридическую защиту для бесплатного приложения или операционной системы, не способны генерировать достаточный доход.

«Поэтому им не удается вкладывать необходимые деньги в инновации — приходится полагаться на то, что обновлением продукта будет заниматься в первую очередь сообщество добровольных разработчиков», — добавил он.

Но почему это плохо? Широко известно, что «общественная» модель разработки ПО с открытым кодом показала себя более чем способной создавать ценные программные проекты.

Ограниченные доходы

Ответ в том, что без адекватного финансирования компании из мира Open Source в большинстве своем не могут сделать свои продукты принципиально более привлекательными, чем положенные в их основу проекты с открытым кодом, уверен Левин. Поэтому потенциальные заказчики, вместо того чтобы платить за такие продукты, продолжают пользоваться бесплатными вариантами, ограничивая их в возможности извлечения дохода.

«Если, к примеру, говорить о рынке, на котором работает компания Red Hat, то большинству потенциальных заказчиков достаточно бесплатного дистрибутива Fedora, и лишь немногие применяют Red Hat Enterprise Linux — редакцию, поддерживаемую и сопровождаемую Red Hat на платной основе, — отмечает Левин. — То есть значительная часть потенциального рынка оказывается вне зоны доступа: зачем людям платить ‘налог Red Hat’?»

Можно возразить: заказчикам выгодно покупать поддерживаемые продукты с открытым кодом, так как их поставщики, чтобы конкурировать с бесплатным вариантом, вынуждены назначать более низкие цены. Но если компания не может достаточно эффективно извлекать доход из своих программных продуктов, чтобы иметь возможность вкладываться в инновации, то потенциальных заказчиков решение, развивающееся не столь динамично, как хотелось бы, не заинтересует.

Неравные силы

Проблема усугубляется еще и потому, что программные продукты компаний, сделавших ставку на открытый код, конкурируют не только со своими бесплатными клонами. Нередко им также приходится соперничать с поставщиками схожих проприетарных разработок. Соревноваться с ними на равных возможности нет, поскольку доход, который приверженцы открытого кода получают от подписок, ни в какое сравнение не идет с колоссальными бюджетами продаж и маркетинга конкурентов, предлагающих проприетарные продукты.

Выходит, что компании из мира Open Source, даже имея более совершенные продукты, упускают возможности продаж, поскольку одного этого недостаточно — необходим еще убедительный маркетинг, чтобы склонять заказчиков к покупке вашего решения.

Тони Вассерман, профессор Университета Карнеги-Меллона, подытоживает суть проблемы следующим образом: «Когда вы выбираете, какой новый программный продукт вам купить, компании, предлагающие программное обеспечение с открытым кодом, не пригласят вас поиграть в гольф».

В результате, по мнению Левина, приверженцы открытого кода попросту не способны конкурировать на равных с разработчиками проприетарного ПО: «Если взглянуть на Red Hat, MySQL, KVM и т. п., то у их конкурентов, предлагающих проприетарные продукты, неизменно шире популярность среди корпоративных заказчиков и значительно больше обороты».

Проиллюстрировать масштаб проблемы можно на примере Red Hat, которую считают типичным представителем индустрии открытого кода. Она предлагает ОС и серверную систему виртуализации, а общий оборот компании примерно втрое меньше, чем у специалиста по виртуализации VMware и примерно в 40 раз меньше, чем у Microsoft.

 

Чтобы зарабатывать на открытом коде, необходимо отказаться от стандартной модели продажи подписки на поддержку и перейти к облачным SaaS-сервисам; системы с открытым кодом при этом надо использовать как основу платформы, на которой строятся такие сервисы

Гибридное будущее

По убеждению Левина, чтобы зарабатывать на открытом коде, необходимо отказаться от стандартной модели продажи подписки на поддержку и сопровождение и начать предлагать программы в качестве сервиса (Software as a Service, SaaS). Системы с открытым кодом при этом надо использовать как основу платформы, на которой строятся такие сервисы.

«Я могу создать SaaS-решение на базе дистрибутива Fedora, затем дополнить его проприетарными возможностями и начать продавать как сервис, — поясняет Левин. — Выручка пойдет на развитие SaaS-решения, а не продукта с открытым кодом. Предвижу рост количества SaaS-предложений, представляющих собой гибрид систем с открытым кодом и проприетарного ПО».

Он добавляет, что многие компании рынка SaaS, в том числе Salesforce, Digital Ocean и Github (в две последние компании инвестировал фонд Andreessen Horowitz), уже комбинируют открытый код с проприетарным ПО, строя облачные сервисы.

По оценке Левина, крупнейшая в мире компания открытого кода — это Facebook: «Я был потрясен, когда это понял. А второе место, похоже, у Google».

В Facebook разработали ПО с открытым кодом и пользуются им в инфраструктуре, на которой работает социальная сеть. В компании также реализовали проприетарное ПО, на базе его комбинации с открытым в Facebook строят сервисы, позволяющие извлекать доход. Google тоже разрабатывает большой объем ПО по принципу Open Source, но ее поисковые механизмы и рекламные движки проприетарны.

Существование бесплатно загружаемого ПО, бесспорно, затрудняет компаниям открытого кода монетизацию тех же самых продуктов за счет услуг поддержки, но, с другой стороны, эти недорогие альтернативы все же усложняют жизнь компаниям, пытающимся предлагать проприетарные продукты аналогичного назначения. Недорогие альтернативы неизбежно отнимают доходы у проприетарного ПО, даже если у его разработчиков есть избытки прибыли, которые можно использовать для обновления, дифференцировки и маркетинга.

Этим отчасти объясняется, почему некоторые разработчики проприетарного ПО перемещают свои продукты в облако или по крайней мере создают SaaS-варианты. Большая часть функциональности такого зрелого продукта, как Microsoft Office, воспроизводится альтернативами с открытым кодом вроде LibreOffice, но облачный сервис Office 365, помимо базовых возможностей Microsoft Office, предлагает дополнительные — пространство для хранения файлов, интеграцию с Active Directory и мобильные приложения.

Подобную функциональность воспроизвести гораздо сложнее и компаниям открытого кода, и другим. А значит, все идет к тому, что в будущем компании — разработчики как проприетарного, так и открытого ПО начнут предлагать свои продукты в виде облачных сервисов.

Купить номер с этой статьей в PDF