Реклама
Александр Радченко: «В 2014 году рынок только-только стал приходить в себя после кризиса, связанного с нехваткой флеш-памяти»

 

OCZ — одна из самых известных «жертв» кризиса на рынке флеш-памяти 2013 года. В конце 2013 года компания объявила о дефолте по долговым обязательствам, а в начале 2014-го официально стала частью Toshiba, сохранив при этом собственное производство. О том, почему для OCZ это стало новым стартом и каким компания видит рынок твердотельных накопителей (Solid State Drive, SSD), сейчас и в ближайшем будущем, Computerworld рассказал глава OCZ в России Александр Радченко.

— Как сказалось на бизнесе OCZ ее вхождение в состав Toshiba, как изменилась стратегия компании?

Этот год у нас был переходным, мы налаживали процессы взаимодействия, перестраивали модельный ряд, который сейчас весь переведен на память Toshiba, и корректировали нашу стратегию.

Если до входа в состав Toshiba мы фокусировались на корпоративном сегменте, то сейчас планируем вернуться на рынок устройств SSD для конечных пользователей и ставим задачу как минимум войти в тройку лидеров в этой области. Но при этом мы, конечно, продолжим развиваться и в корпоративном сегменте.

— По некоторым данным, ежегодный прирост корпоративного рынка SSD составляет почти 90%. При этом в 2015 году на корпоративном рынке соотношение традиционных жестких дисков и SSD должно снизиться до 2,5:1. Соответствует ли этот прогноз вашим ожиданиям? Какие сегменты будут локомотивами роста SSD и почему?

Ситуация на российском корпоративном рынке SSD коренным образом отличается от той, что сложилась на мировом. В России нет производств, я имею в виду заводы таких компаний, как Apple, Samsung, Dell и т. д. Поэтому наш корпоративный рынок SSD — это интернет-провайдеры, дата-центры и, пожалуй, все. Поэтому применительно к нашему рынку я согласен с названным вами соотношением. Основным фактором роста при этом будут облачные хранилища за счет невысоких требований к используемым SSD. В них, как правило, используются недорогие накопители, не требуется высоких показателей производительности, большого ресурса по записи, а основное условие — это стабильность работы. В России из-за таких невысоких требований во многих серверах для облачных сервисов устанавливают даже SSD потребительского, а не корпоративного класса.

— Долгое время высокая цена SSD и стоимость каждого гигабайта по сравнению с жесткими дисками являлись фактором, тормозившим их внедрение в потребительском и корпоративном секторе. Несмотря на прогнозы о скором падении цен, мы видим, что в 2014 году потребительские SSD подешевели не более чем на 20–30%. Можно ли ожидать снижения цены в этом году и за счет чего? Возможно, производителям просто невыгодно пока снижать цены?

Прежде всего надо различать, о каких ценах идет речь — отпускных ценах с завода зарубежного производителя для дистрибьюторов или ценах для конечных покупателей в российских магазинах. Разница между первой и второй — от 20% и больше. Поэтому, если говорить о дистрибьюторских ценах в Европе или Азии, то да, прогнозируемое снижение цен на SSD объемом 256 Гбайт до 70 долл., а объемом 128 Гбайт — до 40 долл. я считаю достижимым. Но цены у ретейлеров в России, скорее всего, будут выше.

Почему цены в прошлом году упали только на 20–30%? Прежде всего потому, что не было насыщения рынка, в 2014 году он только-только стал приходить в себя от уже упоминавшегося кризиса с флеш-памятью 2013 года. У производителей не было причин корректировать цены, даже при их снижении на 10% они не получили бы заметного роста продаж. Еще надо отметить, что значительная часть стоимости SDD (как минимум 80% в потребительских моделях) — это стоимость флеш-памяти, поэтому у более емких моделей снижение цены заметнее.

Сейчас мы видим десятикратную разницу в цене за гигабайт между традиционными жесткими дисками и SSD: у первых она составляет до 5 центов, у вторых — около 50 центов. Если эта разница в цене будет сокращаться, мы увидим более заметный рост продаж.

Кроме того, не было значимых технологических факторов — в 2014 году на рынке не появился более дешевый тип памяти, такой как TLС и 3D NAND. Единственное исключение — Samsung, но этот производитель держал цену накопителей с ячейками TLC почти на уровне цен SSD с MLC, а появившиеся в конце года диски на базе 3D NAND пока дороже.

— Производители пока не готовы массово предлагать конечным потребителям SSD с объемами памяти, которыми обладают современные жесткие диски. Как изменятся стандарты в этом году и можно ли ожидать значимого прорыва в этой области в ближайшем будущем?

В корпоративном секторе в этом году уже будут применяться SSD объемом 6 и 8 Тбайт. Что касается OCZ, то мы продаем накопители объемом 3,2 Тбайт уже несколько лет. В ближайшее время у нас появится SSD объемом 1 Тбайт с интерфейсом SATA, затем будет выпущена модель емкостью 2 Тбайт, а в планах — 6 и 8 Тбайт. Но надо отметить, что это модели не массового спроса, поскольку чем больше емкость, тем ощутимее разница в цене между SSD и жесткими дисками.

Если же говорить о конечных розничных потребителях, то здесь возникает вопрос: а зачем им нужны SSD с объемом памяти 1–2 Тбайт в ноутбуке? Практика показывает, что 256 Гбайт вполне достаточно для бытовых нужд. А раз отсутствует спрос — нет и широкого предложения.

То, что требует много места, — видео, музыка, фото — гораздо удобнее и дешевле хранить на внешних накопителях или в домашних сетевых устройствах хранения. И это, плюс системы видеонаблюдения, обеспечит традиционным жестким дискам еще долгую и счастливую жизнь.

— Но есть еще и маркетинговый аспект. Чтобы продавать новые модели, производителю нужно демонстрировать их достоинства по сравнению с предыдущими. Мы уже выяснили, что объем памяти не является таким козырем. А что же им является тогда, какие улучшения нам демонстрируют вендоры?

Действительно, если первые SSD очень сильно отличались от современных, то сейчас разницу между поколениями потребитель может почувствовать, только если он запускает много приложений и переключается между ними, а в остальном, к сожалению для нас, разница малоощутима. «К сожалению», потому что сейчас почти вся наша линейка основывается на наших собственных контроллерах, а у них есть важная особенность, отличающая наши устройства от SSD конкурентов, которая может быть незаметна сразу рядовому потребителю. Это производительность в смешанных нагрузках и устоявшаяся скорость записи. У всех накопителей сразу после начала эксплуатации происходит заметное падение скорости непрерывной записи, она снижается по экспоненте и затем выходит на определенный уровень. У наших накопителей этот уровень примерно в два раза выше, чем у большинства конкурентных устройств.

— Многие говорят, что прорывом будет использование технологии 3D NAND. Оправданны ли эти ожидания и планируют ли в OCZ и Toshiba переход на эту технологию?

Да, в этом году ожидается переход на более дешевые типы памяти — TLС и 3D NAND. Сейчас первый тип используют Samsung и SanDisk, второй — только Samsung. Некоторые производители третьего эшелона также анонсировали устройства на TLС, но пока не начали их производство.

Мы в OCZ, конечно, тоже планируем переход на новые типы памяти. Первый накопитель на TLС у нас должен появиться во втором полугодии этого года, на 3D NAND — в конце этого года или в начале следующего.

— Насколько конкурентным является сейчас рынок SSD?

Конкуренция высока и в корпоративном, и в потребительском секторе. Здесь присутствуют как крупные производители, так и десятки компаний третьего эшелона, которые используют чужую флеш-память и производят дешевые SSD на дешевых контроллерах. Но в дальнейшем мы ожидаем консолидации рынка, мелкие производители будут постепенно исчезать, и это приведет к ужесточению конкуренции, как это произошло на рынке жестких дисков. Так что не думаю, что нас ждет легкая жизнь в будущем.

Купить номер с этой статьей в PDF