В мире сторонников программного обеспечения с открытым кодом Брайан Белендорф – личность известная. Он был ведущим разработчиков веб-сервера Apache – основы Всемирной паутины в том виде, в котором она нам известна. Белендорф – один из основателей организации, которая впоследствии трансформировалась в Apache Software Foundation. В 2003 году журнал MIT Technology Review назвал его одним из 100 лучших инноваторов в мире в возрасте до 35 лет.

И вот теперь Белендорф присоединился к Linux Foundation, для того чтобы возглавить Hyperledger Project – проект консорциума Linux Foundation, цель которого заключается в дальнейшем развитии технологии блокчейна. Белендорф рассказывает о проекте Hyperledger и своей роли в нем.

- Как, по вашему мнению, Hyperledger Project изменит финансовую и банковскую отрасли? Что побудило вас принять в нем участие?

Уже сегодня мы представляем, как новый набор технологий – блокчейны, зарегистрированные контракты, распределенные журналы и базы данных – сформирует стек Интернета следующего поколения. Новый стек будет выстраиваться поверх предыдущего, охватывающего TCP, HTTP и т. д. Речь идет о поиске способов создания облачных приложений.

До недавнего времени под облаком я понимал лишь совокупность чужих серверов. Но все меняется. Теперь это основа для размещения данных: разделяемых транзакций; баз данных, одни части которых будут закрытыми, а другие открытыми; приложений, запускаемых одновременно во многих местах. Есть много людей, которые видят за всем этим огромные перспективы.

И я почувствовал, что, если хотя бы часть идей осуществится, будь то создание валют или просто цепочек, подтверждающих достоверность выполненных операций, они окажут огромное положительное влияние не только на технологическое пространство, но и на общество в целом. Мне тоже захотелось в этом поучаствовать. Вместе с тем я не желал отстаивать интересы какой-то одной отдельно взятой компании, будь то крупное предприятие или стартап. Нужна была организация, которая помогала бы выстраивать общую технологическую базу. Сначала я просто наблюдал, как работают технологии, в том числе и биткойны, а затем поговорил с Джимом Землиным, исполнительным директором Linux Foundation, о Hyperledger. Я чувствовал, что проект этот многообещающий и может стать весьма прагматичным, весьма практичным.

Наряду с Apache и веб-сервером HTTP он способствовал бы борьбе за открытость Web. Речь шла также о создании печатного станка для всех и передаче его в руки любого желающего. Казалось, что весь проект Hyperledger пронизан таким прагматизмом и практичностью. И мне захотелось в нем поучаствовать.

- Какие преимущества проект Hyperledger получает благодаря его реализации под эгидой Linux Foundation?

Как-то я пошутил, что нам следовало бы пригласить Расмуса Лердорфа (создателя PHP) и кого-нибудь из парней, занимающихся MySQL. И тогда организацию можно было бы назвать LAMP (Linux, Apache, MySQL, PHP) Foundation. Я считаю, Линус и Джим проделали с ОС поистине удивительные вещи, и это замечательно. Им удалось привлечь компании, опирающиеся на общие технологии и помогающие выстраивать интероперабельные системы. Раньше для этого пришлось бы создавать специальные органы, занимающиеся утверждением стандартов. Теперь же все понимают, что открытый код представляет собой новый путь к стандартизации.

Идея эта зародилась еще на начальном этапе становления Apache. Лучший способ продвижения стандарта и приведения всех к единой базе заключается в создании соответствующего высококачественного программного обеспечения, которое любой желающий мог бы встраивать в свои продукты.

У Linux Foundation уже накоплен огромный опыт управления ядром, управления стандартами Linux, управления потребностями отдельных отраслей: автомобильной, телекоммуникационной и других. Организация гарантирует, что их требования не разрушат открытый код ядра. Процесс совместной разработки программного обеспечения – настоящая магия, заставляющая все это работать. Привлечение компаний и оказание им помощи в понимании того, как функционирует процесс, каков их финансовый вклад и каков вклад в качестве разработчиков, в конечном итоге оборачивается большой победой для всех участников. И я с уверенностью могу сказать, что хочу быть частью этой команды, а Hyperledger движется в правильном направлении.

Что такое Hyperledger

Hyperledger – общедоступная платформа, основанная на технологии распределенных реестров. Проект основан Linux Foundation в декабре 2015 года и является некоммерческим консорциумом. Hyperledger ставит своей целью совместное продвижение межотраслевых технологий блокчейна. По мнению создателей проекта, результаты этой работы могут изменить способ проведения бизнес-транзакций, в том числе на глобальном уровне.

В проекте участвуют как глобальные игроки мирового финансового рынка, среди которых CME, Deutsche Boerse, London Stock Exchange, так и ведущие ИТ-компании – IBM, Cisco, Intel. Среди банков и финансовых институтов к Hyperledger присоединились ABN Amro, Australia and New Zealand Banking Group, BNP Paribas, BNY Mellon, Московская биржа, Wells Fargo, SWIFT.

 

- Давайте вернемся к проекту Hyperledger. Какие отрасли получат реальную выгоду от блокчейна и Hyperledger Project?

Первой отраслью, которая по-настоящему влилась в этот процесс, выделяя реальные ресурсы и используя их в производственной деятельности, стала финансовая сфера. И удивляться здесь нечему. Финансовой отрасли необходимо поддерживать согласованную базу данных, к которой обращается большое количество участников экосистемы. Это не просто единый журнал, а множество различных журналов, различных цепочек, различных сообществ, прав, полномочий и т. п. Идея создания общей технологии для построения этих цепочек обладает невероятной мощью.

- Какая отрасль окажется следующей? Или это слишком сложный вопрос?

Мне трудно представить себе отрасль, которая окажется в стороне. Взгляните, к примеру, на цепочки поставок. В основе их оптимизации и повышения прозрачности лежит использование технологии блокчейна. Как можно улучшить и оптимизировать отрасль здравоохранения? Совместным использованием медицинских данных я занимался на протяжении своего двухлетнего пребывания в Вашингтоне. Вместе со специалистами Министерства здравоохранения и социальных услуг мы работали над изменением персональных медицинских карт и созданием программного обеспечения с открытым кодом, которое ускорило бы их обработку. Многое уже сделано, но представители отрасли здравоохранения не до конца понимают преимущества совместного использования данных. Нет осознания важности того, что центральная роль здесь отводится обмену медицинской информацией о пациентах.

У технологий открытых журналов и технологий блокчейна есть большой потенциал для вывода отрасли на новый качественный уровень. Здесь можно провести аналогию с распространением мобильных сетей на рынках развивающихся стран. Благодаря совершенствованию мобильных технологий развивающимся государствам удалось обойтись без инфраструктуры, которая создавалась в Соединенных Штатах на начальном этапе развертывания телефонных сетей. Протягивание кабеля и развертывание большого количества физического оборудования обходилось очень дорого. Развивающиеся страны перескочили через этот этап. Думаю, что применение технологии блокчейна в системе здравоохранения поможет избежать построения большого числа инфраструктурных компонентов. Причем все это делается с учетом обеспечения конфиденциальности информации о пациентах, переносимости их данных и т. д.

В любой крупной отрасли всегда найдется сообщество бизнес-партнеров, которым требуется общий журнал для отслеживания действий участников и перемещения потоков переданной информации. И я вам гарантирую, что вы всегда найдете сценарий такого рода.

«Сбербанк» присоединился к Hyperledger

В сентябре 2016 года «Сбербанк» также присоединился к международному блокчейн-консорциуму HyperLedger.

Соответствующее соглашение подписали первый заместитель председателя правления «Сбербанка» Лев Хасис и исполнительный директор проекта Hyperledger Брайан Белендорф.

В тесте системы передачи финансовых сообщений по технологии распределенных реестров Банка России также используется технология Hyperledger.

 

- Каковы будут ваши роль и работа в качестве исполнительного директора проекта?

Проект уже запущен. В нем принимают участие большое количество разработчиков из множества компаний, в том числе из IBM, Intel и Blockstream. Нужно, чтобы их вклад рос и дальше. Мы уже проводим личные встречи, хакатоны и т. п.

Моя работа заключается в том, чтобы помогать ускорять динамику. Искать разработчиков программного обеспечения с открытым кодом, которые желают принять участие в проекте. Подталкивать проект к использованию лучших практик и лучших технологий, наработанных сообществом сторонников свободного программного обеспечения в различных проектах, от Apache и до Mozilla. Искать пути создания продукта, который люди могли бы использовать в своей производственной деятельности.

В определенной степени мне отводится роль буфера между сообществом разработчиков, сообществом помощников и сообществом спонсоров. Финансирование действительно имеет очень важное значение – разработчики Linux Foundation могут полностью сосредоточиться на проекте. Подобно Швейцарии, мы соблюдаем нейтралитет при организации взаимодействия. Разработчики должны вместе заниматься написанием эффективного кода невзирая на то, кто является их работодателем. Такая среда нуждается в упрощении. Требуется какая-то нейтральная сила вроде меня и Linux Foundation. Я нахожусь здесь не для того, чтобы писать код. Речь идет о том, чтобы расширять возможности разработчиков и воспитывать культуру «делократии» у тех, кто вливается в наши ряды.

Белендорф: Проект Hyperledger не имеет отношения к биткойну

Исполнительный директор блокчейн-консорциума Hyperledger Брайан Белендорф в своем недавнем видеоинтервью для eWEEK отметил, что ведущиеся в рамках проекта разработки никак не связаны с биткойном или другими криптовалютами.

Hyperledger использует в своей работе подход Practical Byzantine Fault Tolerance. Подход подразумевает, что запись действительно остается неизменной, что, в отличие от традиционной биткойн-модели, предпочтительнее для финансовых институтов.

Белендорф отметил, что нынешняя модель биткойна предполагает подтверждение транзакций в течение минимум 10 минут, в то время как проект Hyperledger использует модель под названием Fabric, предлагающую более быстрое подтверждение.

 

- С какими сложностями вам придется столкнуться, ведь проект этот относительно новый?

Первая сложность – организовать поставки кода. У нас уже есть процесс, есть вклад со стороны участников. Надо скомпоновать это в единый пакет и описать, для каких сценариев он лучше подходит уже сейчас, а какие можно реализовать в перспективе. Нужно, чтобы результаты были осязаемыми. Люди должны иметь возможность их использовать в своей производственной деятельности. Такова приоритетная задача.

Вторая сложность обусловлена новизной технологий. Примерно так начинали свой путь базы данных NoSQL, для использования которых существовали отличные сценарии. Но в некоторых ситуациях они не давали преимуществ и даже становились недостатком. Чтобы осознать, в каких случаях базу данных NoSQL применять не следует, необходимо время. Аналогичным образом люди должны понять, в каких случаях их потребности и возможности Hyperledger совпадают. Нужно экспериментировать и обмениваться опытом. Разработчикам вне нашего сообщества следует погружаться в различные деловые сценарии, анализировать возможность удовлетворения имеющихся потребностей предлагаемыми нами средствами и писать программное обеспечение, которое наилучшим образом справлялось бы с этими задачами. Как видите, проблемы есть, но их решение доставляет истинное удовольствие.

– Swapnil Bhartiya. Open source veteran Brian Behlendorf on leading the Hyperledger Project. CIO. May 20, 2016

Купить номер с этой статьей в PDF