С апреля 2016 года в России шел пилотный проект по маркировке изделий из натурального меха контрольными идентификационными знаками со встроенным RFID-чипом, реализуемый Федеральной налоговой службой России. В настоящее время экспериментальный этап проекта закончен и маркировка меховой одежды становится обязательной.

Меховые изделия были выбраны ФНС в качестве пилотного проекта для построения системы контроля за оборотом изделий вовсе не случайно. Общеизвестно, что значительная часть этого рынка была «серой» и национальный бюджет недополучал гигантские суммы. Кроме того, честные игроки сильно страдали от недобросовестной конкуренции, что негативно влияло на рынок.

Как отмечают интеграторы, в последние месяцы продажи RFID-комплектов значительно выросли – участники рынка торопятся выполнить требования налоговых органов. Некоторые даже заявляют, что «обязаловка» фактически подтолкнула российский ретейл к использованию современных технологий. И представляется, что это действительно так: поскольку самая расходная часть – RFID-метки – стала обязательной, то уже нет препятствий к тому, чтобы использовать технологии RFID и для своих целей – оптимизации внутренних бизнес-процессов. Более того, на рынке должны появиться успешные проекты, способные побудить другие компании, не затронутые требованиями налоговиков, к реализации подобных проектов в поисках собственной выгоды. Однако, как показали выступления участников на круглом столе «RFID в ретейле», прошедшем в рамках III Московского ID-форума, на практике дело обстоит не столь радужно.

Путём законопослушания

Сергей Якушев, ИТ-директор компании «Алеф»:  «Мы – законопослушная компания, теперь соответствуем новым требованиям. Но на текущий момент положительных эффектов от внедрения RFID у нас нет»

«Наша компания была вынуждена войти в проект внедрения RFID, волей обстоятельств оказавшись “на острие атаки”», – делится Сергей Якушев, ИТ-директор розничной сети магазинов кожи и меха «Алеф». В ходе проекта многие требования к создаваемому решению менялись – как со стороны налоговых органов, так и со стороны руководства компании. ИТ-департамент был вынужден принимать их во внимание, и многие элементы системы кардинально менялись. Компания работает с системой учета меховых изделий ФНС «Маркировка» второй месяц, и пока она не идеальна, но разработчик стремится оперативно устранять возникающие проблемы.

«Мы – законопослушная компания, теперь соответствуем новым требованиям. Но на текущий момент положительных эффектов от внедрения RFID у нас нет», – заявляет Якушев.

Во-первых, значительно усложнился процесс приемки товара. Меховые изделия – достаточно дорогая вещь, их количество в магазинах относительно невелико: несколько сотен изделий. Из-за маркировки каждое изделие становится уникальным – даже если это одинаковые шубы одного размера – и приобретает свою собственную историю: видно, от кого оно пришло, куда было перемещено, когда продано и т. д. Из-за этого становится критичной любая ошибка: если в каком-то из документов информация внесена неверно, исправить ее уже не получится. Попутно на складе увеличивается трудоемкость обработки изделий. Конечно, для компании гораздо удобнее, когда все изделия одной партии считаются одинаковыми и идентифицируются единым штрихкодом.

«По нашим оценкам, отдельные процессы по сравнению с привычным штрихкодированием замедлились в два-три раза», – говорит Якушев. По его словам, на собственном производстве, после того как была сшита партия из 500 изделий, ее два дня приводили к «нормальному» виду, чтобы можно было создать документ и отправить его в ФНС. В работы входили проверка изделий на отсутствие пересортицы, тестирование работоспособности меток и их соответствия изделиям. Раньше на процедуру подготовки партии к отправке в магазины тратили максимум полдня.

«Много рассказывают, как технология RFID помогает в инвентаризации, ускоряя процессы. Но в магазинах речь идет о таких объемах, что наш товар гораздо быстрее и дешевле пересчитать вручную, – объясняет Якушев. – Это могло бы быть более актуальным на складах, где объемы продукции гораздо больше и RFID потенциально полезна при поиске товара. Однако мы не имеем возможности длительно хранить изделия на складе, все произведенное сразу распределяется по магазинам, поэтому эта область применения для нас тоже неактуальна».

Действительно, инвентаризация проводится быстро, но есть подводный камень: фактически считывается количество меток, а не количество изделий. Если возможны хоть какие-то несовпадения (например, есть немаркированные изделия, на одном изделии могут присутствовать две метки или метка осталась, а шуба украдена), то ценность такой инвентаризации резко падает. Наконец, само оборудование стоит довольно больших денег, особенно это касается мобильных терминалов, без которых в случае «Алефа» не обойтись в силу громоздкости продукции.

Михаил Заборов, заместитель директора по ИТ компании «Спортмастер»

«RFID для нас, а не мы для RFID! Можно извернуться и подстроиться под любую технологию, но зачем это делать?

Во время нескольких референс-визитов все, что мы видели, ограничивалось использованием меток в простейших процессах. Например, компании уменьшают очереди на кассах, ускоряя обслуживание покупателей, или убыстряют процесс приемки. Наши расчеты показывают, что использование RFID в этих процессах абсолютно не окупается. Новые возможности – есть, новые идеи – есть, денег – нет. И на вопрос о достигнутых эффектах мы ответа не получили»

Против экспериментов над бизнесом

В компании «Спортмастер» пытаются разобраться с пользой технологии RFID еще с 2004 года. Изначально шла речь о ее внедрении в логистических процессах, однако руководство подразделения логистики не оценило эту идею, посчитав, что RFID ему не поможет. Относительно недавно на компанию вышли системные интеграторы с новыми бизнес-идеями.

«На нас сильно давит то, что многие конкуренты – например, Adidas и “Декатлон” – уже внедрили в свои процессы RFID. Для нас такой факт стал поводом еще раз более внимательно взглянуть на эту технологию», – признает Михаил Заборов, заместитель директора по ИТ компании «Спортмастер».

Действительно, очень заманчиво делать все то же самое, что обычно, только в несколько раз быстрее. Однако после нескольких референс-визитов специалисты «Спортмастера» поняли ряд ключевых вещей, которых раньше не осознавали.

Главный сделанный вывод: RFID – это вовсе не замена ручному пересчитыванию товара с помощью штрихкодов. По большому счету, от всех имеющихся в компании учетных технологий и регламентов надо отказаться и выстроить новые, с учетом появившихся технологий. Все процессы приемки, инвентаризации, перемещения со склада становятся совсем другими. Наряду с явными преимуществами, технология RFID имеет вполне конкретные ограничения. Выбросить терминалы для работы со штрихкодами, купить вместо них считыватели RFID-меток и жить, как раньше, не получится – возникнут те самые проблемы, о которых говорят многие компании.

Кроме того, как выяснилось, само по себе ускорение процессов – далеко не главное. «Реально дает эффект – и заодно полностью меняет сознание – поэкземплярный учет товара, когда каждая его единица не объединяется под общим артикулом, а известна ее индивидуальная история», – говорит Заборов. Такой подход дает много возможностей, о которых раньше никто даже не задумывался, – вплоть до того, что выявляются покупатели, пришедшие в одежде, сворованной в другом магазине. Однако он вовсе не отменяет количественного учета.

В рамках своеобразного научного эксперимента ИТ-департамент «Спортмастера» перепроектировал информационные системы под технологии RFID и получил совсем другой магазин. Новая учетная система, давая прозрачность, порождает массу проблем, причем порой весьма сложных. Она требует создания множества регламентов, касающихся как персонала, так и покупателей и направленных на предотвращение мошенничества. Ведь знания о происходящем в магазинах должны соответствовать реальности.

От некоторых болевых точек теоретически можно избавиться с помощью RFID. Но просто так отказаться от работающих процессов, процедур и технологий и заменить их на новые – психологически довольно сложно, встает вопрос определения экономического эффекта.

«Есть одни операции со штрихкодами и совсем другие операции с радиочастотными метками. Чтобы посчитать эффект, нужно оцифровать существующие бизнес-процессы, спроектировать новые, посчитать их стоимость и на основе разницы сделать вывод о целесообразности проекта», – говорит Заборов. По его словам, речь может идти о четырех группах эффектов: повышение производительности труда, точная информация об остатках товара, новые сервисы для клиентов и улучшенная защита от краж. И единственное, что возможно просчитать заранее, – это выигрыш в производительности труда. На сегодняшний день стоимость меток превосходит получаемый эффект. Чтобы проект имел смысл, метка должна стоить около трех центов. Для подсчета остальных эффектов методик не существует. Все, что можно сделать, – внедрить новые технологии и процессы и проверить на себе правильность гипотез.

«Разумеется, то, что конкуренты внедряют такие решения, беспокоит нас. Мы понимаем: это неспроста. Однако использование “продвинутых” решений другими компаниями не означает автоматически, что они правы, а мы – нет. Пока мы не видим даже теоретической возможности получения позитивного результата», – подчеркивает Заборов.

До некоторых пор считалось, что если компания еще не внедрила SAP, то ее руководство ничего не понимает в бизнес-процессах. Подобная история сейчас происходит с RFID. Долгое время насаждалось мнение, что нежелание использовать эту технологию вызвано необразованностью и медлительностью менеджеров. На самом деле это достаточно специфическая технология, которая сейчас в некоторых случаях дает точечный эффект. Использовать ее надо очень аккуратно, предварительно анализируя наличие в компании адекватных точек применения.

«Если пойдет речь об обязательном использовании RFID в отдельных категориях товаров (например, подобные разговоры идут про велосипеды), мы будем реализовывать этот проект и найдем способ получить выгоду. По своей же воле в такой проект не пойдем: мы против суровых экспериментов над бизнесом без здравого расчета», – резюмирует Заборов.

Главное – перестроиться

«Компании попали в ситуацию, когда обязательная маркировка уже введена, с этим ничего нельзя сделать, кроме как подчиниться и организовать отправку данных в налоговую инспекцию», – комментирует положение на рынке меховых изделий Алексей Писаревский, генеральный директор компании «АйТиПроект». Дело в том, что налоговые органы ставили для себя именно задачу борьбы с контрафактом. Они хотят, чтобы вся продукция была «белой», и совершенно не думали об игроках рынка, и тем более – не решали задачу автоматизации бизнес-процессов на конкретных предприятиях.

Действительно, когда речь идет о нескольких сотнях изделий, внедрение RFID не всегда выгодно. Но если взять предприятия, у которых число изделий измеряется тысячами и десятками тысяч, ситуация меняется – инвентаризацию 50 тыс. изделий провести гораздо сложнее, и автоматизация этой операции даст ощутимый эффект.

«Мы знаем, что ФНС хочет маркировать контрольными идентификационными знаками многие изделия – товары легкой промышленности, фармацевтические препараты и т. д.», – отмечает Писаревский. Просто меховая отрасль в силу дороговизны изделий и огромной доли «серого» рынка оказалась в роли подопытного кролика, хотя ее специфика не дает компаниям в качестве побочного эффекта от использования RFID получать какие-то бонусы для себя. Тем не менее при масштабировании полученного опыта на другие отрасли, где присутствует большее количество позиций товаров на складах и в магазинах, польза RFID будет более очевидной.

Эльдар Вагапов, председатель ассоциации AIM Russia: «Когда менеджер начинает мыслить конкретными экземплярами, а не товарными категориями, появляется очень много скрытых эффектов»

«Не секрет, что основным лоббистом выбора меховых изделий в качестве пилотного проекта была компания “Снежная королева”, которая страдала от “серых” игроков и платила несоизмеримо большие таможенные пошлины по сравнению со своей долей рынка», – говорит Эльдар Вагапов, председатель ассоциации AIM Russia. Ретейлер такого масштаба, вероятно, сможет получить и внутренние бонусы от автоматизации бизнес-процессов. RFID-проекты будут более оправданными в средних и крупных компаниях с разветвленной сетью.

«Самое сложное – перестроиться на штучный учет. Когда менеджер начинает мыслить конкретными экземплярами, а не товарными категориями, появляется очень много скрытых эффектов», – уверен Вагапов. Не случайно в компании Marks&Spencer в корпоративной иерархии есть должность вице-президента по RFID, который находится выше директора по ИТ. Реализуемые им проекты охватывают не только ИТ, но и мерчандайзинг, логистику и многое другое.

Да, RFID – отнюдь не идеальная технология, у нее есть свои проблемы. Но она помогает оптимизировать определенные виды бизнес-процессов и позволяет делать то, что раньше было недоступно, – нужно лишь уметь с ней работать.

Купить номер с этой статьей в PDF