Алексей Телятников

Возраст: 46 лет

Образование:

Московский физико-технический институт, факультет радиотехники

и кибернетики

Послужной список последних лет:

2011 — настоящее время

ЗАО «Связной Банк», член правления, директор департамента ИТ

2007–2011

CPM Group, управляющий партнер

2002–2007

«Росгосстрах», член правления, заместитель генерального директора, руководитель департамента ИТ

2001–2002

Консорциум «Альфа-груп», директор по ИТ

1997–2001

Фондовая биржа РТС,

вице-президент

1995–1997

ЗАО «Технический центр РТС», генеральный директор

Многие российские предприятия не представляют жизни без своего ЦОД или хотя бы без собственной серверной площадки. Между тем есть те, кто считает, что это не нужно, да и невыгодно. Более того, в стране уже есть предприятия, полностью отказавшиеся от собственной серверной инфраструктуры в пользу приобретения необходимых мощностей как услуги. С представителем одной из таких организаций, Алексеем Телятниковым, членом правления, директором департамента ИТ “Связного Банка”, мы встретились, чтобы обсудить выгоды, затраты и риски хостинга серверной инфраструктуры.

 

Ваш банк выбрал нестандартный по нынешним временам подход к развертыванию серверной инфраструктуры, полностью разместив ее на сторонней площадке. С какой целью это было сделано?

Идея заключалась в том, чтобы быстро развернуть свою инфраструктуру. Было принято решение не строить свой ЦОД и не покупать собственный серверный парк, системы хранения и пр., а отдать эти функции на аутсорсинг. Решение было принято еще до того, как я пришел работать в банк. Оно полностью совпадает с моей позицией, более того, у меня уже есть положительный опыт реализации похожих, хотя и не столь масштабных проектов.

Первая причина такого решения — совершенствование управления стоимостью серверной инфраструктуры. По мере роста банка мы увеличиваем объем ресурсов, которые можем потреблять. Если бы инфраструктура находилась на балансе банка, увеличить пул ресурсов было бы достаточно проблематично: потребовалось бы немало времени и средств, чтобы приобрести нужное оборудование, доставить его, установить, настроить и запустить в эксплуатацию. Разумнее попытаться минимизировать эти затраты, поскольку мы — банк, а не ИТ-компания. Вторая причина — гибкость. Если появляется необходимость перераспределить наши ресурсы, мы можем договориться с нашим аутсорсером об изменениях в правилах игры.

При этом, конечно, мы должны очень внимательно планировать свои потребности, тщательно готовить SLA вместе с исполнителем работ. Также необходимо научить инженеров взаимодействовать с внешним ИТ-подрядчиком, а это весьма непросто.

У вас за плечами большой опыт руководства ИТ-подразделениями крупных российских организаций. Там использовался хостинг?

Использовался, но в других масштабах. Свой последний ЦОД я построил в 1999 году, когда работал в РТС. В то время услуг хостинга в России практически не было. Более того, этот ЦОД тогда сдавал часть своих мощностей в аренду. Фактически РТС была первой организацией, которая начала предоставлять услуги размещения серверов финансовых компаний на своей площадке (кстати, сейчас очень многие биржи оказывают подобные услуги). Кроме того, в «Росгосстрахе» одним из моих первых шагов в должности CIO был переход в арендованный ЦОД.

«Связной Банк» пошел дальше: мы арендовали инфраструктуру, приобретя все необходимые серверные мощности как услуги.

Какие преимущества давал хостинг организациям, где вы работали?

Первое преимущество — гибкое управление стоимостью ИТ-инфраструктуры. При массовом объеме выполняемых операций ИТ-расходы на обработку отдельных операций в финансовом и телекоммуникационном секторах должны быть минимальны, чтобы себестоимость продуктов была как можно ниже. Приходится тщательно оценивать наши затраты и себестоимость продуктов, очень внимательно планировать наши расходы и ресурсы.

ИТ-инфраструктура сейчас все больше зависит от электроэнергии, ее доля в эксплуатационных расходах стабильно растет не только на Западе, но и в России. В штате ИТ-службы, как правило, нет специалистов по приобретению дешевого электричества и созданию правильной инфраструктуры энергоснабжения. В штате ИТ-компании, владеющей ЦОД, такие специалисты наверняка есть, и это второе очевидное преимущество хостинга.

Третье преимущество — возможность выбора того стандарта инфраструктуры, который больше подходит нашей организации. Например, стоимость хранения 1 Тбайт данных в системах разного класса может различаться в десятки раз. Если организация создает большую систему хранения исключительно для своих целей, то ей придется идти на определенный компромисс, поскольку, скорее всего, у нее не будет возможности держать штат инженеров, умеющих обслуживать три совершенно разные системы хранения, — это дорого. При работе с аутсорсером у организации есть возможность приобрести более дорогую услугу хранения для работы одних приложений, предъявляющих высокие требования к надежности хранения и скорости доступа к данным, и более дешевую для других, благодаря чему можно существенно снизить стоимость операций, это очень важно! Кроме того, приобретая инфраструктуру как услугу, можно намного снизить риски, связанные с изменением цен на рынке оборудования.

Что хостинг дал лично вам, как ИТ-руководителю?

Мне больше не приходится думать о том, что в моем ЦОД может случиться серьезная авария, или что вдруг уволится ценный инженер, или произойдет что-нибудь еще в этом роде. С другой стороны, меня теперь сильно беспокоит, насколько правильно составлен SLA, как в нем определена ответственность поставщика услуги — юридическая, организационная и финансовая, как обеспечить регулярный независимый аудит этого поставщика (кстати, таких услуг в России пока нет) и т. д. Другими словами, я и мои сотрудники из инженеров, которые заботятся о киловаттах, кабелях и прочих инфраструктурных вещах, превращаемся в менеджеров, это важно. Сотрудникам, правда, такая трансформация не всегда дается легко...

Каких усилий потребовал переход к хостингу? С какими серьезными проблемами пришлось столкнуться в ходе использования хостинговых услуг?

Перехода как такового не было, поскольку инфраструктуру пришлось разворачивать заново, поэтому старт хостинга был относительно простым. Значительные усилия потребовались позже, в первую очередь они касались изменения менталитета ИТ-сотрудников — им надо было научиться приобретать услуги, а не «железки». Покупая услуги, приходится заранее тщательно продумывать не только техническую сторону дела, но и организационную — как будем взаимодействовать с партнером, в том числе как решать спорные или конфликтные ситуации, как распределять ответственность.

Каковы основные риски выбранной вами схемы?

Я вижу два основных риска. Первый — это квалификация поставщика услуги с точки зрения соответствия декларируемого и реального сервиса, то есть соответствия того сервиса, который зафиксирован в нашем SLA, и того уровня обслуживания, который реально предоставляется. Развеять сомнения мог бы независимый аудит аутсорсера, но пока таких услуг в России нет, а проводить аудит своими силами будет слишком накладно. Второй риск связан со степенью уникальности заказчика для данного поставщика: можно придумать набор таких услуг, которые поставщик больше никому не предоставляет, в этом случае выигрыша для заказчика, скорее всего, не будет — такие услуги будут стоить слишком дорого. В перспективе это станет самым значительным риском.

Я был бы очень доволен, если бы появился хостинг-провайдер, работающий хотя бы с десятком финансовых организаций, это дало бы мне уверенность в том, что он работает качественно и что у него достаточно ИТ-ресурсов (по мере роста потребностей клиентов он сам будет эти ресурсы наращивать). Таких провайдеров пока нет, а те, что есть, предлагают «индивидуальный пошив».

Как отнеслось к хостингу ИТ-инфраструктуры высшее руководство банка?

Решение о хостинге было принято еще до моего прихода в банк, поэтому я не знаю, как руководство восприняло предложение о переходе на хостинг. Сейчас оно относится к хостингу весьма благожелательно.

В 2002 году, в период моей работы в «Росгосстрахе», выбирая аргументацию для руководства в пользу того, чтобы воспользоваться хостингом и не создавать собственный ЦОД, я подготовил расчеты и ответы на наиболее часто встречающиеся вопросы. Например, чем рискует компания из-за того, что ее системы будет обслуживать инженер из другой компании? Тем, что ее не проверила наша служба безопасности? Но эта проблема легко решается — потенциальный партнер не будет препятствовать такой проверке. Есть риск, что кто-то из сотрудников допустит серьезную ошибку? Но ответственность сторон в подобных ситуациях можно предусмотреть в договоре. Руководство компании тогда очень положительно восприняло мои доводы и согласилось на хостинг. Впоследствии это решение сильно облегчило переезд компании в новый офис — нам не пришлось перемещать серверное оборудование.

По собственному опыту знаю, что хорошо подготовленный переезд банка из одного ЦОД в другой занимает не более 18 часов, включая физическое перемещение оборудования. Также я убедился, что благодаря тщательно продуманному переходу на хостинг доступность банковских систем увеличивается на порядок.

Как бы вы охарактеризовали российский рынок хостинга в целом?

Большинство хостинговых услуг, которые доступны и востребованы в России, — это услуги по размещению в ЦОД оборудования заказчиков. В целом рынок ЦОД уже достаточно устоявшийся.

«Связной Банк» уникален в том плане, что приобрел услугу доступа к инфраструктурным ресурсам — серверам, системам хранения и пр. Мы покупаем услуги распределенного ЦОД: поставщик предоставляет нам ресурсы, расположенные в двух физически разных центрах обработки данных, принадлежащих разным юридическим лицам. Мне важно то, что я приобретаю услуги у одного поставщика — у IBM, как их обеспечить — это его сфера ответственности. Разумеется, мы знаем и согласуем с ним схемы предоставления нам хостинговых услуг, но надежность и прочие параметры качества обслуживания — это его обязанность.

Каким образом осуществляется управление хостинговыми услугами с точки зрения заказчика? И что представляет собой команда, обеспечивающая управление этими услугами со стороны банка, какие специалисты в нее входят?

В банке есть собственная служба сопровождения систем, которая выполняет функции второй линии Service Desk, а также выполняет роль службы заказчика ИТ-инфраструктуры, управляя всем процессом ее поддержки. Кроме того, в составе ИТ-департамента есть служба, отвечающая за различные виды ИТ-сервисов нижнего, инфраструктурного, уровня, в том числе хостинговых сервисов. К сотрудникам этой службы предъявляются следующие требования: это должны быть высококвалифицированные специалисты, разбирающиеся в том, что они покупают, с точки зрения технологий. Также они должны уметь определить, что следует сделать силами штатных сотрудников, а что доверить внешним поставщикам услуг. Наконец, они должны уметь правильно планировать ресурсы: нужно собрать информацию, необходимую для долгосрочного планирования, подготовить план, смету бюджета и представить их для последующего принятия решения, причем, что очень важно, план должен быть составлен так, чтобы при необходимости мы смогли перейти от одного провайдера к другому. Кстати, смена поставщика — это самое сложное в аутсорсинге: чтобы перейти от одного провайдера услуг ЦОД к другому, потребуется целый проект.

Какие пункты SLA вы считаете принципиально важными для успеха хостинга?

Помимо численных показателей, для меня очень важен также порядок разрешения возможных инцидентов, в том числе взаимодействия сторон в ходе их разрешения. Чем детальнее составлены описания этих аспектов, тем проще работать.

Как решается проблема обеспечения требований Федерального закона № 152-ФЗ «О персональных данных»?

Я не вижу здесь особой проблемы. Мы никому не отдаем персональные данные, они хранятся и обрабатываются в нашей системе, хотя она и развернута на сторонних площадках ЦОД. Замечу, что ФЗ-152 — достаточно сложный закон, и правоприменительной практики по нему пока еще очень мало. Первый ключевой аспект, который мы учитываем и за выполнением которого следим, — чтобы данные не покидали границ России. Второй — четкое определение того, какие системы подпадают под закон о персональных данных. В целом, обеспечивая соответствие закону ФЗ-152, мы руководствуемся документами, которые подготовил ЦБ РФ.

Насколько сложно обеспечить в российских условиях телекоммуникации необходимого для хостинга качества и как дорого они обходятся?

В черте Москвы это несложно и относительно недорого, в городе имеется хорошо развитая инфраструктура телекоммуникаций. Гораздо дороже обходятся телекоммуникационные каналы, связывающие банк с региональными филиалами. Мы стараемся не строить широкую телекоммуникационную инфраструктуру. Чтобы оптимизировать расходы на связь, мы выстраиваем разумную архитектуру сети и выбираем оптимальный пул интернет-провайдеров.

Рекомендовали бы вы применение хостинга серверного оборудования другим предприятиям и организациям, в том числе банкам? В каких случаях им есть смысл следовать вашему примеру?

Конечно, я рекомендую. На мой взгляд, это особенно разумно в том случае, когда выстраивается новая серверная инфраструктура.

Очень важно, используя хостинг, тщательно оценивать затраты на владение и риски. Это необходимо, в частности, чтобы выбрать бизнес-модели, адаптированные к особенностям хостинга, и в целом — чтобы быть уверенным в том, что ваш провайдер вас не обманывает.

Насколько оправданны, на ваш взгляд, надежды относительно облачных услуг? И планируете ли вы перевод ИТ-инфраструктуры банка в облака?

Чтобы успешно использовать облака, необходимо иметь архитектуру приложений, ориентированную на облачные вычисления. У большинства финансовых организаций такой архитектуры сейчас нет. Причин тому много, самая главная из них в том, что системы для финансового рынка строились как монолитные решения, из которых нельзя вычленять отдельные компоненты и развертывать их на разных вычислительных системах. Если системы, построенные как многокомпонентные решения, появятся, то заказчики наверняка постараются целиком или частично разместить их в облаках, потому что это будет выгодно — за счет массовости этих услуг — и к тому же надежно: благодаря выстроенной особым образом архитектуре устойчивость приложений существенно возрастет.

Как считаете, оправдывается ли прогноз Николаса Карра относительно превращения ИТ в разновидность коммунальных услуг?

Уже есть ряд ИТ-сервисов, которые можно рассматривать как коммунальные услуги, например сеть передачи данных, доступ в Интернет, SMS и т. п. Они хорошо стандартизованы, у них есть понятная метрика. С другой стороны, есть приложения (например, банковские системы), которые пока не могут рассматриваться как коммунальные услуги. Конечно, существуют и другие приложения (например, «1С:Бухгалтерия»), которые вполне можно считать коммунальными в том смысле, что они известны и понятны очень многим пользователям и не представляет труда найти специалистов по ним, составить техническое задание и пр. В общем, я полностью согласен с прогнозом Карра.

О банке

«Связной Банк» — универсальный банк федерального масштаба, имеющий на сегодняшний день одну из самых широких сетей обслуживания в стране. В 2010 году группа компаний «Связной» и Промторгбанк приняли решение объединиться с целью формирования крупного универсального банка, с октября 2010 года Промторгбанк официально сменил название на «Связной Банк». Филиальная сеть банка включает в себя структурные подразделения в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Кемерове, Дзержинске, Воронеже и Серпухове. В ближайших планах — предоставление услуг не только в существующих отделениях, но и во всех центрах мобильной связи «Связной».

Банк ориентируется на предоставление доступных и максимально удобных банковских продуктов, активное развитие всех современных каналов дистанционного обслуживания клиентов, совершенствование своей инфраструктуры и расширение сети обслуживания в стране. Банк планирует достичь самой высокой доли рынка по объему платежных операций с банковскими картами по эмитенту, используя передовые технологии и инновационные решения.

Купить номер с этой статьей в PDF